The Last

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Давайте знакомиться! Снова.


Давайте знакомиться! Снова.

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

- Мне, конечно, свойственно недооценивать противника, но... чтобы член Ордена Феникса разгуливал в одиночку... пф... Разве что удача улыбнется, - в подтверждение своим словам Белла ослепительно улыбнулась, словно и была той самой благосклонной Фортуной.
Она сделала глоток чая, наслаждаясь вкусом напитка, и добавила:
- Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов везение. Вчера совершенно случайно я узнала о некоем доме Тонксов. Там дежурит боевой корпус на случай если кто-то из жильцов внезапно объявится. Но эти опричники работают топорно. Поэтому я попросила Антонина проверить – ему я доверяю больше.
Внезапно женщина подумала о том, что забыла сказать Тони не соваться туда без прикрытия. Но... это же Долохов! Уж кто-кто, а он подобных оплошностей не допускает. Наверняка взял с собой кого-то из молодчиков Рабастана. Вряд ли Руди – по двум понятным причинам (и наиглавнейшая – будущий бывший муж вообще жив после попойки с этим русским?!).

32

Он кивнул. Без новостей из дома Тонксов строить планы было, действительно, глупо.
- Держи меня в курсе. Вдруг смогу помочь.
Барти усмехнулся, допивая чай и отставляя чашку. Эта тема была исчерпана, а поднимать личные - вроде отношений Беллы с этим самым Тони, - было неуместно. Все же, несмотря на то, что по ее словам, они были друзьями, сложно было не иметь этому подтверждений в виде воспоминаний. Да, он ощущал определенное тепло в отношении к ней, но полагаться только на чувства не привык. Да и два года в состоянии постоянного ожидания скорой поимки не сказывались положительно на умении доверять.
- Все равно сижу без дела.
Он махнул рукой в сторону стопок с блокнотами.
- Лорд попросил меня заняться средствами быстрой связи, но это вряд ли займет много времени, так что буду рад быть полезным.
Барти переплел пальцы, рассматривая Беллу с легкой улыбкой.
- Ты прекрасно выглядишь для человека, побывавшего в Азкабане.

33

- Побывавшего? – Беллатриса печально вздохнула, поднимая глаза на друга. – Четырнадцать лет, Барти.
До заточения она воспринимала свою внешность как нечто само собой разумеющееся. Красивое лицо, пышные кудри, стройная фигура – мадам Лестрейндж не приходилось прикладывать больших усилий, чтобы притягивать к себе восхищенные взгляды. А что осталось теперь? Да, зелья вернули подорванное в стылых казематах здоровье, а косметические чары могли бы помочь замаскировать серебристые ниточки в каштановых прядях и морщины в уголках глаз, но Белла всегда ненавидела фальшь. Она прекрасно понимала, что уже не та, что раньше. Тяжко было себе признаваться, что молодость безвозвратно потеряна. И еще тяжелее – что переживаешь из-за этого.
И все же... На губах сама собой расцвела улыбка. Эти два дня Пожирательнице казалось, что она видит в зеркале себя прежнюю – цветущую, сияющую.
- Но спасибо тебе, - женщина чуть прищурилась, мыслями уплывая к Тони, но тотчас одергивая себя: - Что за средства быстрой связи? Расскажи.

34

- Несложный артефакт. Пишешь на одном листе, на другом появляется. Доступно только человеку с Меткой.
Барти склонил голову набок, задумчиво щурясь.
- Хороший вариант, если не можешь доверить информацию письму, а сообщить надо быстро.
Он быстрым, упругим движением поднялся на ноги и подошел к тумбочке перехватывая пару листов, на которых тренировался.
- Смотри.
Положив один лист на столик перед Беллой, он написал на своем короткий набор слов, которые крутились в голове. Те медленно, но верно проступили на втором. Почерк при этом не изменился на ни на штрих.
- Прототип. С блокнотами будет чуть сложнее. Придется зачаровать каждый лист по отдельности и связать его с другим... впрочем, это уже детали.
Барти был рад занять себя хоть чем-то, но дел у него оставалось максимум на полдня. Да, это была медленна и кропотливая работа, но все же, при должной сноровке она требовала скорее времени, чем работы ума.

35

«Пудинг, встреча, записи», - проступило на пергаменте. Белла едва не захлопала в ладоши. Она всегда радовалась как ребенок, видя плоды магического творчества – будь то необычный артефакт, калечащее заклинание или чудодейственный эликсир.
- Это потрясающе, Барти! Твое изобретение сильно облегчит нам жизнь! – воскликнула женщина. – Я могу написать ответ?
Дождавшись кивка, она взяла у друга перо и, обмакнув в чернила, вывела на листе «Привет, Ёжик». Надпись сопровождалась нарисованным на скорую руку изображением колючего лесного зверька, который нес на своей спине гриб – мадам Лестрейндж хотела посмотреть, передает ли артефакт рисунки или только текст. Закончив, она отложила перо и с нетерпеливым любопытством уставилась на пергамент, лежавший перед Барти.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2018-01-08 09:39:21)

36

- Это не мое изобретение. Всего лишь разновидность Протеевых чар, но с бумагой пришлось повозиться - не самый удачный материал.
Он тихо рассмеялся, рассматривая проявившийся рисунок. Тот появлялся чуть дольше надписи, но, наконец, стал таким же темным, как на листе Беллы.
- Над рисунками придется еще поработать. Слишком сложные линии.
Он на пробу нарисовал змейку и подождал, пока она появится на чужом листе. Прошло почти полминуты, прежде чем она проступила полностью.
- Подумаю над этим. Мне как-то не приходидо в голову, что это может понадобиться.
Отложив лист, он вернулся в кресло и усмехнулся.
- Пока Лорд попросил меня сделать семь экзепляров. Дальше будет видно.

37

- Не скромничай, Барти, - с улыбкой покачала головой мадам Лестрейндж. – Протеевыми чарами никого не удивишь, их знают и студенты, но... _так_ обмениваться информацией никому в голову не пришло – значит, это твоя заслуга. А рисунки, - женщина пожала плечами, - это так, просто баловство. Но вдруг будет нужно передать план здания или какую-то схему.
Ни к месту вспомнились схемы боевых расстановок из наработок Долохова. И тот вечер, когда они вместе изучали их, моделировали ситуации. Чудесный вечер...
Белла мотнула головой, возвращаясь мыслями к Барти. В голове было столько вопросов, которые хотелось задать, но не сделает ли это хуже? Раньше они могли говорить обо всем... Ну или почти обо всем – Беллатриса припоминала забавные истории из студенческой жизни, делилась планами, жаловалась на свекровь, взахлеб рассказывала о тренировках с Тони, даже как-то раз, особо разоткровенничавшись, призналась, что без ума от наставника. А теперь Барти все забыл. Печально. Будто на квиддичном поле только одна команда – игра в одни ворота. И никак не помочь. Разве что...
- Может быть, тебе еще что-то рассказать? – спросила Пожирательница, беря со столика чашку с остывшим чаем и покручивая ее в пальцах. – Спрашивай, если хочешь. Все, что угодно.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2018-01-08 17:39:35)

38

Повисшая в разговоре пауза была слишком красноречивой. Эта осторожность, с которой они оба ступали по тонкому льду разговора, была настолько ощутима, что казалось ее можно было потрогать пальцами. Белла видела перед собой старого друга, которым он, фактически, уже - или все еще - не являлся, а он сам был вынужден идти ощупью, словно память была зрением, которого он был лишен.
Барти вздохнул, откидывая голову назад и на секунду прикрывая глаза, чтобы справиться с мутной взвесью из бешенства и горечи. Пришлось довольно быстро взять себя в руки. "Что угодно" звучало двусмысленно, словно Белла знала, о чем он должен спросить.
- Как я относился к Лорду?
Это, пожалуй, было именно то, что ему нужно было знать. Подкрепить ощущения или опровергнуть их. Лишь бы больше не болтаться в этом подвешенном состоянии, гадая, не морок ли все это.
- Если мы были друзьями, я, наверное, должен был этим делиться?

39

Глаза Беллы, которые заволокло пеленой непрошенных воспоминаний, прояснились и вспыхнули озорным огоньком.
- Не то чтобы делился, - заговорщицки улыбнулась она, манерно поправляя прическу и намеренно глядя в потолок, - но...
В этом они с Краучем были похожи. Много лет назад и сама мадам Лестрейндж прошла этап, когда Повелитель казался недостижимым воплощением идеалом, манящим, желанным, безукоризненным... Годам к двадцати пылкая юношеская влюбленность трансформировалась в глубокое уважение, восхищение и абсолютную преданность. Однако у Барти... все было еще ярче, сочнее. Это было красивое, жгучее, алчное чувство, которое бурлило в нем, будто лава в вулкане, а Беллу приводило в неописуемый восторг. Настолько, что она даже не подтрунивала над другом. Ведь сильные чувства всегда прекрасны, особенно при близком рассмотрении – будь то любовь, ненависть или ярость.
- Ты мог часами о Нем говорить, описывать Его достоинства, восхищаться планами и мудростью, - женщина загибала пальцы. – Сильно расстраивался и злился, если вы долго не виделись. Фырчал на всех, кому Повелитель уделял _слишком много_ внимания или хвалил. Даже на меня. Выводы делай сам.
Беллатриса, смеясь, подмигнула. Свои выводы она сделала шестнадцать лет назад. К гадалке не ходи – парень влюблен. Пронес ли Барти свою страстную одержимость сквозь время? Было бы очень обидно, если она стерлась вместе с воспоминаниями.
И все же было еще кое-что. Женщина облизнула губы и добавила:
- Но... мне кажется, что и Милорд выделял тебя среди прочих. Ты был особенным, Ёжик.

40

Задавая этот вопрос, Барти знал, что ответ на него важен, но представить насколько смог только тогда, когда Белла начала говорить. Сердце замерло на пару секунд, а после пустилось вскачь с такой скоростью, что впору было задуматься о том, все ли с ним в порядке. Получить хоть какое-то подтверждение всем тем необъяснимым ощущениям, которые захватили его вчера, которые поднимались в тем тяжелой, сметающей все на своем пути волной даже сейчас, при одном лишь воспоминании, было сродни обретению почвы под ногами. Конечно, существовали возможности для того, чтобы не верить этому и сейчас - при желании их всегда можно было найти, - но он не хотел.
Страх, крепко державший его за горло, медленно, но неумолимо ослаблял хватку, позволяя дышать ровнее, глубже, уверенней.
- Спасибо, - негромко, но искренне отозвался он, глядя Белле в глаза.
Теперь, когда в его прошлом обнаружился хоть какой-то крючок, чтобы зацепить за них все чувства и ощущения, он мог чувствовать себя спокойнее. Он мог больше понять, не оглядываясь постоянно на необходимость искать подводные камни.
- Я и сейчас особенный, Белла, - усмехнулся он, подмигивая ей. - Неужели ты когда-то сомневалась в моей исключительности?

41

Белла серьезно кивнула на благодарность. Тихое и простое слово «Спасибо» отозвалось внутри теплым щемящим чувством – как будто она действительно в чем-то помогла другу. Впрочем, долго сохранять серьезность рядом с Краучем было выше сил.
- Ни на минуту не сомневалась, - лукаво улыбнулась женщина, отправляя собеседнику шутливый воздушный поцелуй, - что ты, Барти, исключительный...
Она протянула руку и наконец-то исполнила их давний ритуал, который поначалу жутко бесил Барти – взлохматила ему волосы.
- ...исключительный засранец и выпендрежник, - мадам Лестрейндж весело рассмеялась. – Вот каким был – таким и остался!

42

Ощущение было настолько знакомым, что Барти даже зажмурился, стремясь продлить это странное, ностальгическое чувство. Это не было похоже на память тела, как это было с Лордом еще вчера - возможно, лишь отчасти, - скорее чем-то из прошлой жизни - забытым, будто припыленным временем ощущением. Казалось, вот-вот и перед глазами смазанными, яркими вспышками начнут мелькать воспоминания, но вместо них как всегда виски стянуло болью. Впрочем, к ней Барти тоже уже привык.
За всем этим он даже проигнорировал шпильку Беллы.
- Ты часто так делала, да?
Он открыл глаза, глядя на нее мягким, почти нежным взглядом. Эта беседа, если подумать, уже окупилась сполна. Даже не помня толком, что именно побудило их с Беллой стать друзьями, он уже хотел бы снова ими стать.
- И на это я видимо тоже фырчал?
Барти легко мог это представить. В школе он не любил подобные фамильярности - а уж такой покровительственный жест и вовсе должен был воспринять в штыки.

43

- Фырчал, - кивнула Беллатриса, напоследок ласково щелкнул друга по носу.
Ей понравился взгляд Барти. Такой... теплый, что ли? Так смотрят только близкие люди – а ведь Крауч видел ее (учитывая потерю памяти) первый раз. Приятно. Разум не помнит – но тело да.
- А еще ты пытался сделать то же самое со мной, - женщина откинулась на спинку кресла, вспоминая, как они веселились много лет назад. – Я предложила зарыть топор войны, но... потом подкралась к тебе сзади.
Изобразив злодейский смех, мадам Лестрейндж направила палочку на чашку с чаем и шепнула простенькое бытовое заклинание, чтобы чуть подогреть напиток.
- Муж говорил, что мы как дети малые, - добавила она, грустнея при мысли о Руди и их последнем разговоре.

44

Барти усмехнулся, представив себе, что должно было быть у Беллы на голове после подобной его попытки отомстить. Наверное, это выглядело забавно. Ему казалось почти невероятным, что он - так остро пытавшийся уверить всех, что он не ребенок, - мог так дурачиться. Впрочем, в школе у него друзей не было и, возможно, позже он стал относиться к этому проще. Поводов не верить у него не было - все, что Белла говорил про него до этого, вполне соответствовало его представлению о самом себе, но и удивляться ему никто не запрещал.
- Так значит, мы были не прочь подурачиться? - он улыбнулся. - И что же, твой муж был настолько серьезен, что ему казалось это глупым?
От него не укрылось, что при упоминании того, настроение Беллы явно переменилось не в лучшую сторону, но он не был уверен, что столь личные вопросы стоит поднимать. Все же - фактически - они были едва знакомы, даже несмотря на то, что Белла помнила его прежним.
- Или он так странно ревновал?

45

- Руди? Серьезен? – Беллатриса не сразу вынырнула из водоворота своих мыслей и, смеясь, махнула рукой. – Нет, это точно не про него. Он словно тот ребенок, который обижается, когда другие дети не берут его в свою игру. Вряд ли это была ревность.
В те времена у Рудольфуса был другой «соперник», к которому он ревновал – Антонин. Впрочем, это не мешало Лестрейнджу активно ходить по бабам. У самой же Беллы любовники тогда были редкостью – она была слишком увлечена боевой магией и наставником.
- Руди считал, что ты слишком юн, - добавила женщина, - а мне было плевать на возраст. Я была в восторге от твоей смекалки и... хм, назовем это... незаурядностью. Хотя я не погрешу против истины, если скажу, что ты, мой милый Ёжик, был слегка двинутый.
Сказано было без издевки. Наоборот, с теплотой, которая обычно сопровождает искренние комплименты.

46

Занятная выходила характеристика. Смекалистый и слегка двинутый. Не то, что бы он считал себя нормальным - ему был свойствен фанатизм. Все эти два года он с безумством ученого выискивал в кипе литературы - в том числе и маггловской - все о потере памяти и способах ее излечения. Нельзя было сказать, что это было абслолютно бесполезно - никакое знание не было таковым по определению, - но к решению проблемы это его, увы, не приблизило.
- Безумие - знак избранных, - процитировал Барти, усмехаясь.
Налив себе еще чая и подлив Белле, он покрутил чашку в пальцах, какое-то время молча наблюдая за полетом оседающих чаинок.
- И в чем же смысл обиды, если он сам считал нашу песочницу ниже его достоинства? - он иронично усмехнулся, делая глоток. - Я, ведь, действительно был юн... сколько мне тогда было? Восемнадцать?

47

- Смысл? Ни в чем. Барти, чтобы найти логику в наших с Руди поступках, тебе потребуются лопата и удача – ее изуродованный труп уже давно закопан где-то в саду поместья Лестрейнджей. Там ей самое место, - женщина растянула губы в кривой улыбке. – Восемнадцать, да. Только-только после Хогвартса.
Приятно было вспоминать юного Крауча. Ершистый, колючий, уверенный в собственной уникальности (причем весьма справедливо). Ну одно слово – ёжик. Наверное, мало кто из Круга смог бы найти в его тогдашнем образе нечто милое, но Белле это удалось.
- Помню, увидела тебя на нашем собрании и приняла решение – этот парень станет моим другом. В общем, - мадам Лестрейндж устремилась как бы скучающий взгляд на свои ногти, - у тебя не было шансов.

48

- Куда уж мне? - он фыркнул и рассмеялся.
Белла создавала впечатление человека, которая всегда добивается своего. Было что-то в этом упрямом взгляде и обманчивой мягкости жертвы. Человек-охотник. Хищница. С такими шутки плохи. Таких держат ближе, чем друзей или просто стараются находиться от них как можно дальше.
- Неужели я сопротивлялся?
у него не было друзей в школе. Он считал это лишней тратой времени - товаром, который переоценивают. Помниться, ему было неплохо и одному - равных все равно не находилось. По крайней мере, из однокурсников, а старшие были слишком глупы, чтобы оценить его по достоинству. Разве что, изредка случались моменты, которые неплохо было бы с кем-то разделить, но все они чем-то жертвовали.
- В любом случае, я рад, что ты приняла такое решение.
Судя по всему, дружба с подходящими для этого людьми, была куда приятнее, чем можно было ожидать.

49

- Ну... – Белла пожала плечами, - ты точно был против такого самоуправства. Но я было упорна. И поскольку собрания проводились по большей части в Лестрейндж-Холле, у меня было много возможностей тебя заграбастать. Проще всего тебя было заманить нашей библиотекой. О, там такая шикарная библиотека была! Столько книг по темным искусствам, ритуалистике, артефактологии! Гораздо больше, чем у тебя дома! Тебя оттуда не выгнать было. Твой отец ведь...
Тут женщина осеклась, с тревожным и напряженным ожиданием глядя на Крауча. Напоминание об отце могло подействовать пагубно, вызвать вспышку головной боли, приступ... И кто за язык тянул?..
- Не стоило про это говорить, да? – осторожно поинтересовалась мадам Лестрейндж. – Прости, Ёжик, я заболталась.

50

- Все нормально, пока я не пытаюсь вспоминать.
Упоминание отца вызвало странное, тянущее чувство в груди, но больше ничего. Впрочем, пришлось приложить усилие, чтобы не потянуть за эту ниточку в желании размотать клубок. Помогало напоминание, что это не помогало раньше - вряд ли что-то измениться сейчас.
- Библиотека была отличным решением, - он усмехнулся, наконец, услышав что-то, в чем можно было не сомневаться - еще со школы если был шанс что-то узнать, Барти его не упускал.
- Узнаю себя.
Он сделал еще глоток чая и отставил чашку.
- Сложно избегать темы прошлого вовсе, но об отце, наверное, действительно, не стоит. Раз ты считаешь, что это острая тема.
Барти пригладил взъерошенные волосы и улыбнулся.
- И что же, ты составляла мне компанию в библиотеке? Или это был только повод?

51

- По-разному, - Беллатриса пожала плечами, все еще внимательно глядя на друга и будто пытаясь разглядеть признаки недомогания, - чаще составляла, но иногда бессовестно пользовалась моментом.
Ей и самой нравилось бывать в библиотеке - особенно после того как начались тренировки с Долоховым. Мадам Лестрейндж с жадностью поглощала любую информацию о боевой магии, анатомии и даже колдомедицине. Среди книг царила тишина, и это были те редкие моменты, когда молодая Пожирательница могла поразмышлять.
- Однажды я притащила в библиотеку бутылку вина и оторвала тебя от какой-то важной-преважной книжки по созданию артефактов. Правда, ты после пары бокалов пересказал мне почти все ее содержание, так что план провалился.
Женщина снова улыбнулась.
- А потом пришел Басти и принес херес. На этом разговоры об артефактах закончились. Рабастан был мастером спаивать людей.

52

С алкоголем у него были сложные отношения. Несмотря на то, что уже в ранней юности ему могли позволить на приеме бокал вина, он так и не научился пить. Ему не нужно было много, чтобы ощутить опьянение, поэтому он старался избегать всеобщих попоек и людей, которые считали алкоголь необходимой составляющей веселья. Впрочем, возможно, в более взрослом возрасте это изменилось, кто знает?
- Ты говоришь в прошедшем времени. Теперь он этого не делает?
Вряд ли тот был мертв, учитывая, что Белла упоминала его, когда давала краткие характеристики всем тем, кто носил на предплечье такой же знак, как и он сам.
- И о чем же мы говорили после хереса? - он усмехнулся, покачивая ногой.
Было занятно узнать, о чем он мог говорить, будучи пьяным. Обычно опьянение влекло людей говорить на личные темы, но Барти наделся, что сам он подобного избегал. Слишком уж сокровенным, судя по всему, было то, что он мог разболтать на эту тему

53

- Логично было бы предположить, что ты говорил о Повелителе – но нет. Я даже заметила презабавную закономерность – степень твоего опьянения была обратно пропорциональна количеству упоминаний Лорда в твоей речи. Это были просто забавные истории из жизни, ну и вся эта твоя обожаемая академическая белиберда. На самом деле говорил в основном Басти, - добродушно вздохнула женщина. – О певичках из варьете, о свершившихся победах на амурном фронте, о предстоящих победах, о сортах огневиски, о дуэлях... Его было не заткнуть.
Белла тихо рассмеялась, глядя куда-то за плечо собеседнику и вспоминая то время. О, каких усилий стоило не начать болтать о Долохове! И не порываться, наканифолившись, отправить наставнику сову с предложением потренировать что-нибудь помимо боевой магии. Поэтому мадам Лестрейндж предпочитала благоразумно помалкивать, слушать деверя, кивать и улыбаться.
- Сейчас мы с ним мало общаемся – он командует боевым корпусом и редко бывает в Мэноре. Да и времени на пьянки нет. Отсюда и прошедшее время.

54

Да, Лорд говорил что-то о войне. Вряд ли это было подходящее время для спаивания соратников и отпускания баек об победах на любовном фронте. Судя по рассказам Беллы, компания у них в прошлом сложилась своеобразная, но тем интереснее было заново узнавать эти отношения.
- Так значит, с тобой и, - он споткнулся, припоминая полное имя, - Рабастаном мы хорошо общались. С остальными, видимо, у меня не сложилось?
Он легко мог в это поверить. Сложнее было допустить мысль, что у него все же появились друзья. Странная новость, хотя и приятно было осознавать, что нашлись люди, которые могли заслужить это звание.
- Рабастан возглавляет боевой корпус, а чем занимаешься ты, если говорить в общем?
Рассказ Беллы помогал выстроить общую картину, расставить на доску фигуры и мысленно сделать рядом с ними какие-то пометки. Если возвращение памяти затянется, это могло помочь в будущем.

55

- С остальными... по-разному. Ты всегда был очень избирателен, а мне просто удалось взять тебя измором, - Беллатриса помолчала, потом с кривой мрачной усмешкой развела руками. – Я штатный маньяк. Это была не шутка, Барти. Люблю, знаешь ли, раскрывать богатый внутренний мир людей, растапливать сердца... и другие органы.
Если женщина и шутила, то лишь отчасти. Так повелось, что самые «кровожадные» поручения доверялись ей. Мадам Лестрейндж никогда не боялась запачкать руки – в прямом и переносном смысле. Человечество, в большинстве своем, не понимало, насколько это приятно – делиться болью, дарить ее как таинство, как искупление, наблюдать, как распахиваются в адских конвульсиях чужие глаза, видеть в расширенных зрачках свое отражение. В эти моменты можно было заглянуть прямо в душу и понять, какой перед тобой человек – слабый или сильный, смелый или малодушный, стойкий или безвольный. Все скрытые помыслы обнажались перед Беллатрисой Лестрейндж, будто любовники, когда она нежно шептала свое заветное «круцио».
- Иногда Милорд дает мне и другие поручения. Вот, например, найти Андромеду. Но очевидно, я не очень сильна в том, что касается поисков.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Давайте знакомиться! Снова.