The Last

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Last » Прошлое » Очередное свидание в Азкабане


Очередное свидание в Азкабане

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: февраль 1984 г.
Место: одиночная камера Азкабана.
Участники: Антонин Долохов, Адам Лион.

Кап-кап-кап… мерный стук капель воды нарушал пронизанную холодом пустоту каменного мешка, который представляла из себя камера в Азкабане. В углу стояло ведро, в противоположной стороне находился грязный прохудившийся лежак – вот и все нехитрое убранство камеры Холод камней под затылком и поясницей, от которых ломило уже все тело и вой ветра за окошком-бойницей, словно раненый зверь и воспоминания, от которых хотелось свернуться клубком, закрыть глаза и исчезнуть из этого мира, прекратить калейдоскоп нескончаемого ужаса.
Кап-кап-кап…  словно метроном отмерял секунды, уходящие в пустоту, отдаваемые  вечности, потерянные, никчемные секунды, которые тянулись и тянулись уже неизвестно сколько.
В углу, скрючившись от холода  и словно придавленный тяжестью цепей, сидел заросший до неузнаваемости мужчина в полосатой робе, который когда-то в другой жизни звал себя Антонином  Долоховым. Впрочем он уже сомневался что все, что было в воспоминаниях происходило именно с ним.  Во взгляде на бегущие облака за окном  еще теплилась искра разума. Пропитанные болью, ужасами и страданиями стены тюрьмы словно вытягивали те жизненные силы, которыми еще не отобедали Дементоры. Антонин еще держался за эту жизнь. Держался вопреки, как старый боец, которому уже не важно за что он сражается, поскольку вести бой для него означает  саму суть - жить.  Сражаться за то, чтобы продолжить поиски Милорда, своего господина, своего друга в конце концов, который еще жил, а значит и ему, Долохову, не пришло время умирать.
Разум еще не покинул его, поскольку в распоряжении мужчины оставались такие незамысловатые возможности как сон, хождения по камере,  воспоминания хоть о чем-то хорошем, которых оставалось все меньше и меньше. Если можешь лечь – ляг. Если хочешь ходить – ходи. Уже хоть что-то. Хочешь орать матерные песни под шум волн под окнами и вой ветра – вперед. Но с песнями пришлось заткнуться, поскольку они привлекали чрезмерное внимание дементоров сильной вспышкой эмоций. Лучше думать о море. Закрыть глаза и представить набегающие одну за одной волны.
Кап-кап-кап.... Мужчина начал покачиваться в такт капель, словно впав в подобие транса.

Отредактировано Antonin Dolohov (2017-10-13 17:09:01)

2

Шаг.  Каменистая почва осыпается под грубым армейским ботинком, хрустя и лопаясь.  Не думать, не жить, просто с у щ е с т в о в а т ь.
Шаг. Тьма, порожденная их деяниями, нашла упокоение в Азкабане, в тюрьме не тела, но разума.
Шаг. Сырость и холод пробираются даже под форменное пальто, заставляя зябко ежиться. Однако, согревающие чары он выполнять не спешит. Патронус куда более энергоемкий, а силы ему еще потребуются сегодня.
Шаг. Пронизывающий холод, мимо пролетела тварь Азкабана. Мамино хрипение, разом постаревший на несколько лет, почерневший отец.
Шаг. Раненый Кингсли Шеклболт, говорящий о том, что взвод подставили. «Найди эту тварь, Адам». В тот день его группа потеряла 70% личного состава. Доусон, Файерфакс, Голдштейн.
Шаг. Уровень первый, здесь сидят почти приличные люди, мошенники, карманники, воры всех мастей.
Шаг. И ястреб-перепелятник парит перед хозяином, освещая и согревая его в пути, который лежит на пятый уровень Азкабана, где не видно солнца. Туда, где сидят Пожиратели Смерти.
Поворот. Шаг. Дементоры выпили кого-то до конца, охрана тащит бесчувственное тело по коридору, перекидываясь гнусными шуточками.
Шаг. Стефан Дурофф, выходец из русских магов, проверяет его палочку и его самого, разглядывая ордер на допрос его соотечественника едва ли не на водяные знаки.
Шаг, второй, третий. Поворот. Камера, где сидит едва узнаваемый, изрядно отощавший мужчина, покачивающийся в ритм падающим каплям воды.
Резкий разворот на главу охраны Азкабана. Тут, кажется, дежурили из департамента спецопераций и только посменно. Но вот для особо отличившихся можно было сделать исключение. Мерлин, его что… Пытали? Впрочем, особого ужаса эта новость не принесла.
- Антонин Долохов. Вы меня слышите? Вы понимаете меня? – Надежды на отклик не было, слишком явно он сошел с ума в этом каменном мешке. Но допросить о причине нападения на Пруэттов Лион был обязан. За время следствия и суда Долохов не произнес ни единого слова, за которое можно было уцепиться. Выпытать из него правду стало делом чести для департамента правопорядка.

3

Шум моря был прекрасен, но даже он не мог заглушить крики боли и отчаяния, которыми сочились стены тюрьмы. Или это были крики только в его голове? Порой в моменты рваного и беспокойного сна, которым узник  забывался в периоды  крайнего нервного истощения, к Долохову приходил отец. Струйка крови в уголке его рта и бледность кожи, неестественно вывернутые конечности,  глаза, в которых больше не было жизни… и ужас от содеянного, который сжимал все внутренности, словно ему сейчас было снова семнадцать.  И мать, которая сходила с ума от тоски и печали, которая угасала на глазах и плач, бесконечный плач на его плече, мокрая от слез рубашка…  Душа, которую за целую вечность в стенах Азкабана, порвали на лоскуты снова сочилась кровью, а из глаз текли полубезумные слезы, вторя этим чертовым каплям, которые отмеряли Салазаровы минуты в  персональном аду каждого заключенного в  крепости посреди тонн бушующей воды. 

Антонин дернулся от звуков по ту сторону решетки. Он инстинктивно вжал голову в плечи, поскольку обычно все эти шорохи предвещали дементоров, вдруг вспомнивших о своих объедках в камере на пятом уровне Азкабана. Но мучительных  свиданий не было уже довольно давно… или только вчера? Кажется, эмоции Долохова были неприятны даже этим непритязательным  существам.

Мужской голос  вернул его в реальность, насколько Антонин был в состоянии это сделать. Долохов пошевелился, звякнув кандалами. Повернув голову в сторону откуда доносились звуки,  Пожиратель сощурил глаза, всматриваясь.

-Аааа…  кто это?  - вместо ответа проскрипел осипшим голосом Долохов. Он медленно начал отползать ближе к дальней стене. Обычно посетители имели под собой две цели – избить или отрезать еще кусочек души себе на тарелку.  Долохов  уже по привычке искал в себе силы пережить предстоящую встречу.

Отредактировано Antonin Dolohov (2017-10-16 13:48:50)


Вы здесь » The Last » Прошлое » Очередное свидание в Азкабане