The Last

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах


Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: 5 сентября 1997 года, вечер
Место: Хогвартс, кабинет директора
Участники: Северус Снейп, Малькольм Бэддок

После беседы с Лордом по поводу Бэддока, Северус не мог избавиться от мысли, что с тем нужно переговорить. При чем, чем быстрее тем лучше. Оставалось только понять, как сделать беседу достаточно отвлеченной. Он не собирался предупреждать его или предостерегать - возможно, только воззвать к его осторожности (если у детей вообще была такая черта характера). В любом случае, ему нужно было выяснить, что у Бэддока с лояльностью и сделать это как можно мягче - а это уже был не только повод для разговора, нои для тренировки терпения. Иногда ему вообще казалось, что преподавание для него - это сплошная, непрекращающаяся попытка держать себя в руках.
Вызвав домовика и приказав ему пригласить к нему Бэддока с четвертого курса Слизерина, он коротко переговорил с Альбусом. Его портрет был наилучшим вариантом для того, чтобы попробовать донести до мальчика необходимость защиты магглорожденных - как своих родственников, так и школьных товарищей. Он не знал, выйдет ли из этого разговора хоть что-то сносное, но попробовать стоило - Бэддок казался смышленным и сознательным, несмотря на все его прошлогодние сложности.
В ожидание он занялся бумагами, которых скопился целый воз, и поднял голову только тогда, когда услышал пароль, произнесенный мальчишеским голосом.
- Добрый вечер, мистер Бэддок. Проходите, присаживайтесь.

2

О том, что Хогвартс изменится, Малькольм знал заранее. Но о некоторых изменениях он не смог бы догадаться даже при желании — подобное просто не пришло бы ему в голову. Если отсутствие части учеников и пополнение в преподавательском составе было ожидаемым, то стремительно меняющийся порядок самого замка был внезапен и пугал своей непредсказуемостью. Никто толком не мог понять причины и это наводило ещё большее смятение на и без того притихших студентов.
На фоне всего этого,  приглашение рядового четверокурсника на беседу с директором, казалось не менее странным. Он никогда не поднимался в этот кабинет, и теперь не мог понять в чём могла состоять причина вызова. Учебный год едва начался, он не успел ещё показать себя ни с дурной, ни с хорошей стороны, а значит, разговор на этот раз точно предстоял не об успеваемости. Последнее, что Малькольм мог счесть более-менее подходящей причиной — вступление в Патрульный отряд. И хотя листовки с приглашением висели в гостиной факультета, он сильно сомневался в том, что у директора найдётся время на то, чтобы разговаривать с возможными кандидатами лично. К тому же, — подумал Малькольм прежде, чем войти в кабинет, — он сам не высказывал абсолютно никакого желания в него вступить.
На этот раз изменилась не только обстановка и место беседы. Он больше не испытывал тянущего чувства стыда и вины перед самим собой или перед своим бывшим деканом. Малькольм ощущал странную лёгкость, хотя в связи с последними событиями ему следовало говорить и действовать осторожно.
— Добрый вечер, господин директор, — поприветствовал он его. Присев, воспользовавшись предложением, он добавил с улыбкой:
— Поздравляю вас с назначением на должность, сэр.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-09 14:50:29)

3

- Спасибо.
Он отложил перо, всматриваясь в лицо Бэддока и пытаясь оценить, насколько тот изменился с их последней беседы. Тот выглядел старше, спокойнее и увереннее. Это было хорошим знаком - возможно, разговор мог оказаться не таким сложным как он рассчитывал. По крайней мере, Северус на это надеялся.
- Я вызывал вас, чтобы побеседовать об углубленном курсе, о котором упоминал на распределении.
По большому счету, это был всего лишь предлог, и он надеялся, что Бэддок достаточно умен, чтобы это понять. Бросив на юношу цепкий. изучающий взгляд, Северус продолжил.
- Он будет доступен не всем. Думаю, вы понимаете, что нынешняя политика Министерства не предполагает обучения магглорожденных и сочувствующих им чистокровных дополнительным дисциплинам.
Он развел руками.
- Этот курс своего рода инвестиция в будущее Магической Британии. В связи с этим я хотел бы знать, каких взглядов придерживаетесь вы лично и стоит ли включать вас в группу вашего курса.

4

Вот оно — первое свидетельство того, что следовало вести себя осторожно. Малькольм постарался не отводить и не прятать взгляд, услышав вопрос профессора Снейпа. С прошлого раза он хорошо запомнил последствия ухода от ответа. Задерживать его и на этот раз не следовало.
За лето доктор Стивенсон как следует позаботился о его воспитании. Выбил из мальчишки всю дурь, как он выразился, чтобы тот научился молчать. Видимо, не до конца. Потому что Малькольм не перестал считать: иногда стоило сказать правду.
— Сэр, я прошу вас дать мне слово, что содержание нашей беседы не выйдет за пределы этого кабинета. Что бы я не озвучил.
Если кому-то ещё можно было говорить правду в этом замке, то бывшему декану. Который хотел узнать эту информацию не просто так. Малькольм был уверен в том, что может рассчитывать на его молчание. Он окинул взглядом портреты предыдущих директоров — желания обсуждать вопросы лояльности в присутствии свидетелей у него не было. С другой стороны, Малькольм был лишь одним из бесконечной череды ничем не выдающихся школьников, до которых, как правило, никому не было дела. Он не стал увиливать, ссылаясь на довольно внезапную смену политической обстановки.
— Скажу откровенно, сэр, есть детали, которые я нахожу привлекательными в лозунгах изменившейся власти. Вроде обещание снять запрет на определённые виды колдовства. Но… — Малькольм пожал плечами, стараясь остаться беспристрастным хотя бы внешне. Вышло так себе. — Все остальные формы её политики мне глубоко отвратительны, — признался он в итоге. Что же, прямой вопрос заслуживал любезности в виде такого же прямого ответа.
— Тем не менее, — заметил он, уже более сдержанно, — рисковать благополучием своей семьи, открыто выражая личное недовольство сложившейся системой власти, я не стану. В тайне чинить препятствия и срывать занятия тоже не буду, но и поддержку новым профессорам оказывать не собираюсь. — Разумеется, он имел в виду Кэрроу. —  Если вы хотели узнать именно это, господин директор.
Помолчав немного, Малькольм добавил:
— Надеюсь, что смогу быть допущенным к обучению углубленному курсу, сэр. Даже несмотря на мою… Кхм... На моё недостаточно лояльное отношение к установившемуся порядку.
Слова "неприязнь" и "отвращение", способные описать его истинное отношение к настоящему куда более точно, он проглотил. Упустить уникальную возможность учиться чему-то углубленно было бы жаль.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-10 00:04:58)

5

Ответ Малькольма был честным. Пожалуй, даже слишком, учитывая обстоятельства. Северус мог бы сделать вид, что ему достаточно подобного отношения, но предстоящая встреча с Лордом, могла внести в это свои корректировки.
- Для чистокровного волшебника, у которого среди родственников и друзей есть магглорожденные, вы удивительно недальновидны, мистер Бэддок.
Он постучал пальцами по столу и склонил голову набок, рассматривая того со всем возможным вниманием. То, что тот возмужал, было заметно невооруженным взглядом, но идеализм, которой, судя по всему, составлял львиную долю личности Бэддока, все же представлял трудность для них обоих - и уж тем более для данного разговора.
- В ближайшем будущем недостаточная лояльность, как вы выразились, сослужит вам такую же плохую службу, как и попытки помочь магглорожденным. Вам стоит задуматься о собственном будущем и пересмотреть свои воззрения на некоторые столпы вашей личности, если вы желаете быть частью общества, которое сейчас формируется.
Северус прищурился, пытаясь понять, правильные ли выбирает формулировки. Намеки были тонкими, почти прозрачными.
- Вы - умный молодой человек, мистер Бэддок, и подаете большие надежды. Не хотелось бы потерять ваш потенциал в том шатком нейтралитете, который вы пытаетесь занять.

6

Значит, молчать о своём мировоззрении и вести себя тихо было недостаточно. Малькольм сжал челюсть, чтобы промолчать. И постарался не засопеть. В прошлый раз его горячность в разговоре с профессором Снейпом всё только испортила.
Так и подмывало спросить прямо, что конкретно от него требовалось.
— Возможно, — начал он осторожно, — мне удастся пересмотреть свои взгляды после прослушивания нескольких лекций профессора Кэрроу. У неё талант... к убеждению.
На этом главное было не поморщиться — Малькольм слукавил. Алекто Кэрроу если и могла убедить его, то разве что в обратном. Более неприятного образчика идеолога было сложно найти. Хотя следовало отдать должное её настойчивости — она упрямо вела лекцию, так, словно управляла бронепоездом.

7

- Профессор Кэрроу руководствуется принципом "повторение - мать учения", поэтому бывает... довольно настойчива в попытке утвердить свое мнение в умах учеников.
Северус сдержал усмешку и посмотрел на Бэддока со всей возможной серьезностью. Держать лицо при фразе, которую он собирался произнести, было сложно, но он смог - хоть это и стоило ему всех душевных сил.
- Но если вас одолевают сомнения, вы несомненно можете задавать ей вопросы. Ей будет приятен подобный интерес к ее предмету. К тому же у профессора мало практики в общении с учениками. Думаю, ей будет полезна обратная связь.
Северус развел руками.
- У вас пытливый ум и будет честно, если вы попытаетесь разобраться в своих противоречиях с помощью преподавателя. Думаю, вы сможете разобраться какие вопросы будут уместны, а какие нет.
Он вопросительно поднял брови.
- Такой вариант вас устраивает?

8

Сдержать лицо, слушая, как директор снисходительно подтверждал, что да, у профессора Кэрроу пока только один метод преподавания — задавливание учеников информацией, — было невозможно. На фразе “ей будет приятен подобный интерес к ее предмету”, произнесённой необыкновенно серьёзным тоном, Малькольм не выдержал. Чувствуя, как улыбка против его воли сама расползается на его лице, он тут же опустил голову и прикрыл рот ладонью. Но это всё равно не помогло. Шумно втянув носом воздух, он поднял взгляд и понял, что всё ещё улыбается глазами, готовый рассмеяться.
— Простите, сэр. — Малькольм сделал виноватое лицо, которое всё равно не выглядело искренне.
Профессор Снейп предлагал ему довести Кэрроу своей любознательностью? Ха! Задавать столько вопросов, чтобы она осознала некомпетентность? Обиделась и свалила из школы? Конечно, на подобное развитие событий рассчитывать не стоило. Но подпортить ей жизнь и отнять лишнее свободное время он мог. Кэрроу была ужасно упряма, так что Малькольм был уверен: она найдёт ответы на его вопросы, пусть и потеряв уйму времени. Зато у неё останется меньше сил на то, чтобы терроризировать других.
— Я понял вас, директор.
Даже, если понял не совсем верно, ничего страшного. Идея всё равно хорошая — достать вопросами Кэрроу. Устанет — будет меньше палочкой размахивать.
— Да, такой вариант меня устраивает, — ответил Малькольм, всё также улыбаясь. — Что ещё я мог бы сделать, сэр?

9

Реакция Бэддока была именно такой, как он и ожидал. Значит, его поняли верно. Впрочем, мальчику стоило научиться лучше держать лицо, но на этом поприще у него еще успеет образоваться масса поводов для практики. Главное, чтобы усердие не было чрезмерным.
- Мне хотелось бы видеть вас в Патрульном отряде.
По этому поводу еще нужно было поговорить с Драко, но пока он откладывал этот разговор за неимением времени. Его мнение по данному вопросу могло в какой-то мере облегчить ему задачу.
- Я не собираюсь повторять опыт Инспекционной дружины, и мне нужны адекватные школьники, которые будут следить за соблюдением правил.
Он внимательно посмотрел на Малькольма.
- Более того, я должен быть уверен, что его участники не будут пренебрегать возложенными на них обязанностями и предоставленной им властью.
Северус задумчиво провел пальцами по губам, откидываясь в кресле.
- Меня интересует дисциплина, а не насаждение режима. Я могу на вас рассчитывать?

10

Инспекционная дружина была последней организацией, куда бы Малькольм вступил бы. Разве что под страхом чье-либо смерти. Потому что репутация даётся одна на всю жизнь. Вступишь в такое ..., а потом всю жизнь не отмоешься. На её фоне даже клуб Слизнорта смотрелся выигрышнее. То, что профессор Снейп не собирался превращать Патрульный отряд в подобие дружины, было ожидаемо. И не могло не порадовать, раз уж ему придётся в него вступить.
— Благодарю вас, сэр. — Малькольм сдержанно кивнул.
В конце-концов, он должен был радоваться этому внезапно оказанному доверию. Особенно учитывая то, как он повёл себя в прошлую встречу. Он только перешёл на четвёртый курс, а ему предлагали принять ответственность за порядок в школе. Щедрое и выгодное предложение. Полезный для будущей карьеры опыт, так что не нужно было хмурить брови и отводить взгляд, когда его предлагали получить. Но как он не хотел, как он не хотел соглашаться!
— Если я смогу быть вам полезен, господин директор. — И небеса не обрушились на него, когда он произнёс: — Да, вы можете на меня рассчитывать.
Чтобы не задерживать внимание на своей персоне, он тут же заговорил снова:
— Порядок, несомненно, важен. Поэтому меня волнует один вопрос, сэр. Не знаю, говорил ли уже с вами профессор Слизнорт об этом. Пароли в гостиную Слизерина странным образом стали часто и бесконтрольно меняться. Всего пару дней назад. Теперь невозможно войти в гостиную потому, что пароль сменился всего через несколько часов пока мы были на занятиях. И тогда приходится ждать старост или просить Кровавого Барона впустить нас. Скажите, пароли меняются так часто согласно вашему распоряжению?

11

Прекрасно. Северус сделал глубокий вдох, успокаивая раздражение.Мало ему было Кэрроу и Лонгботтома. Теперь еще и это. Пароли от гостиных задавались один раз на год и менялись только в случае крайней необходимости, как это было несколько лет назад в случае с Блэком. Северус отдавал распоряжения через деканов - не могли же те вести себя настолько глупо, чтобы заниматься подобным идиотизмом. Уж точно не Слизнорт, тот старался лишний раз не выходить из покоев, изобретая каждый раз для этого все более причудливые предлоги.
- Как интересно, - задумчиво протянул он. - Нет, это не входило в мои распоряжения.
Кажется, его список дел только что пополнился еще одним пунктом, требующим личного внимания. Отвратительно. Нужно было вызвать Минерву и переговорить с ней на этот счет.
- Может, вы заметили еще какие-то странности?
В приемной послышались голоса - Северус и забыл, что озаботился подобной ситуацией, - и он поспешно встал.
- Мне нужно отлучится на пару минут, побудьте здесь, я скоро вернусь.
Он прихватил папку со стола и вышел в приемную, осторожно прикрывая за собой дверь. Он надеялся, что Альбус успеет переговорить с мальчиком во время его отсутствия.

12

Услышав посторонний шум, Малькольм забеспокоился — профессор Снейп так и не наложил заглушающее заклинание — его откровения могли услышать не только портреты. Но теперь хвататься за голову было поздно.
Оставшись один, он машинально поднял голову, чтобы осмотреть кабинет, в котором был впервые. В глаза бросилась Распределяющая Шляпа, и Малькольм с трудом подавил в себе желание подойти и надеть её на себя. Даже если та до сих пор считала, что на другом факультете ему было бы комфортнее, теперь это не имело значения. Внезапно он словил себя на мысли, будто кто-то пристально наблюдает за ним. Другие портреты обычно просто бросали на школьников взгляд и сразу теряли интерес. Видимо, тут дело было в чём-то ином. Малькольм медленно обернулся, чтобы столкнуться  с внимательным взглядом последнего директора. Чтобы не показаться неучтивым, он склонил голову и поздоровался.
— Добрый вечер, профессор Дамблдор.

13

- Добрый вечер, мистер Бэддок.
Альбус мягко улыбнулся, откладывая перо, которым до этого времени выводил на листе вензель. Он старался не мешать Северусу вести беседы с учениками своим повышенным вниманием. Впрочем, в этот раз тот сам попросил его о помощи. Тема была деликатная, и Северусу нельзя было поднимать ее напрямую в отличие от портрета прежнего чудоковатого директора.
- Вижу, ваше внимание привлекла Распределяющая шляпа. Уж не жалете ли вы, что она отправила вас на Слизерин?
Он лукаво улыбнулся, переплетая пальцы.
- Насколько я помню, ваш брат учился на Гриффиндоре, и вы, как я вижу, юноша не из робкого десятка.
[AVA]http://s7.uploads.ru/V3OWU.jpg[/AVA][NIC]Albus Dumbledore[/NIC][STA]портрет[/STA][SGN]Сложное время требует сложных решений[/SGN]

14

Да что за день сегодня выдался? Сначала Кровавый Барон, затем директор Снейп, теперь вот профессор Дамблдор… За какие грехи он заслужил такое внимание к своей персоне?
Малькольм не любил, когда на него обращали внимание старшие. Как правило, это не приводило ни к чему хорошему. Это означало либо то, что он задавал слишком много вопросов, был нетактичным и плохо себя вёл. Либо то, что ему собирались сообщить плохие новости. Было слишком подозрительно — то, что с ним заговорил бывший директор — до последнего момента Бэддок не думал, что профессор Дамблдор вообще знал о его существовании. В школе полно учеников, всех не упомнишь. У верховного волшебника Визенгамота, председателя Международной Конфедерации Магов и прочая-прочая должно было быть достаточно обязанностей и дел, чтобы помнить личные дела школьников.
Прежде, чем ответить, он наложил заглушающее заклинание. Пусть храбрость присуща не только львам, но осторожность никогда не бывала лишней.
— Нет, сэр. — Малькольм всё-таки не удержался и посмотрел погибшему директору прямо в глаза. — Я всё ещё считаю, что это решение было верным. Особенно когда могу наблюдать за тем, как гриффиндорцы дружно игнорируют своих проштрафившихся сокурсников на протяжении нескольких дней.
Тут он понял, что был бы ужасно одинок на факультете красно-золотых, которые вроде и любили эту общность, ценили дружность, но с трудом принимали инакомыслие. И, уж тем более, занудные черты, вроде перфекционизма.
— На самом деле, Шляпа предлагала мне поступить не только на Гриффиндор. Впочем, это имеет не такое уж большое значение, так как человека определяет не факультет и не общество, а он сам. Его характер. Можно попасть на факультет храбрых и всё равно струсить в самый последний момент. Тёмные волшебники выпускались не только из Слизерина, хотя почему-то у большинства складывается именно это мнение. Особенно в свете последних событий.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-12 18:55:04)

15

- Здесь я с вами абсолютно согласен, - Альбус мягко улыбнулся, рассматривая юношу поверх очков-половинок. - Слизерин выпустил огромное количество талантливых и самоотверженных людей. Нынешний директор лишнее тому подтверждение. По долгу службы я видел еще множество примеров того, как личность поднимается над традицией.
Северус не зря видел в этом мальчике потенциал. Тот был явно умен не по годам, честен и разумен. Со временем из него должен был выйти прекрасный пример для остальных.
- Но общество оказывает иногда слишком большое влияние, заставляя хороших людей совершать ошибки, о которых они жалеют всю жизнь. Ваши принципы составляют ваше достоинство и личность. Не поступайтесь ими, даже если будет сложно.
Альбус по привычке пододвинул чашку чая и сокрушенно вздохнул, вспоминая, что не может напоить юношу этим прекрасными напитком - некоторые вещи невозможно было изжить из себя, даже если ты умер.
- Насколько я знаю, вы не сторонник политики министерства относительно магглорожденных волшебников?
[AVA]http://s7.uploads.ru/V3OWU.jpg[/AVA][NIC]Albus Dumbledore[/NIC][STA]портрет[/STA][SGN]Сложное время требует сложных решений[/SGN]

16

Хорошо, что он вовремя наложил заглушающее. Малькольм напрягся, готовый сорваться в любой момент. Да они издевались над ним! Никому не должно было быть дела до какого-то обыкновенного школьника! Зачем он им?
— Сэр, — он постарался говорить как можно более сдержанно и вежливо, — это наш первый с вами разговор. И он состоялся только потому, что вы находитесь в этом кабинете в качестве портрета после своей смерти. Со всем уважением, мы с вами не знакомы настолько близко, чтобы обсуждать личные политические предпочтения. Поэтому я предлагаю вам сразу перейти к причине, по которой вы обратили на меня своё внимание. Пока сюда никто не вернулся.
Директор Снейп, вероятно, не погладил бы его по голове, если бы услышал, как он разговаривал с профессором Дамблдором.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-12 23:07:35)

17

- Вы правы, - Альбус вздохнул, - и мне очень жаль, что этот разговор не состоялся у нас в прошлом году. Профессор Снейп рассказывал мне о вашей ситуации с проклятием, но, увы, у меня было слишком много дел. Вы в праве не обсуждать со мной такие вопросы.
Он улыбнулся, глядя на Малькольма с усталой полуулыбкой.
- Однако, каким бы поверхностным, по вашему мнению, не было наше знакомство, это не мешает мне думать о вас как о добром, отзывчивом и справедливом молодом человеке. Многие преподаватели, включая профессора Снейпа, отмечали это в вас.
Времени у них было немного, так что он решил, что предисловий довольно и можно переходить к сути.
- Не думаю, что вы считаете сложившееся положение вещей правильным, - он прищурился. - И я позволю себе надеяться, что вы будете делать все возможное, чтобы защитить своих родственников и друзей, который виновны лишь в том, что были первыми в своем роду, кто получил магический талант.
Альбус улыбнулся, заслышав голос Северуса совсем близко от двери.
- Думаю, вы правы, Шляпа не ошиблась, когда распределила вас на Слизерин. Вы там, где вы больше всего нужны.
[AVA]http://s7.uploads.ru/V3OWU.jpg[/AVA][NIC]Albus Dumbledore[/NIC][STA]портрет[/STA][SGN]Сложное время требует сложных решений[/SGN]

18

Сохраняй спокойствие. И не пыхти,— напомнил себе Малькольм, хотя раздражение внутри нарастало с каждой фразой профессора Дамблдора. Его не нужно было хвалить. Все эти красивые слова, услышанные от абсолютно незнакомого человека, не играли для него совершенно никакой роли. Вместо этого профессор сразу мог перейти к сути и не терять времени зря — он тоже услышал голос директора, возвращавшегося в собственный кабинет.
Он подался вперёд и решительно заговорил:
— Если вы хотите дать мне подсказку, что можно сделать, чтобы обеспечить им защиту... Прошу, скажите!
Малькольм не стал отрывать взгляда от портрета профессора, чтобы обернуться на скрип открывающейся двери. Всего одно слово. Ему хватило бы одного слова, чтобы понять. Он отчаянно надеялся, что профессор Дамблдор успеет, а главное — захочет его произнести.

19

Северус уловил краем уха, что разговор не закончен и замер в дверях, окликая нового старосту Гриффиндора.
- По поводу паролей сообщите мне сразу же, как только выясните периодичность.
Альбус назвал Бэддоку имя Эрика и сразу же сменил тему на трудности жизни портрета, которые не позволяют даже предложить ученикам чай.
- К сожалению, времени на чаепития у нас нет, профессор, - он устроился за столом, откладывая папку на край. - На чем мы остановились?
Он нахмурился, припоминая, о чем шла речь.
- Ах да, странности. Вы заметили еще что-то?
Это был неприятный сюрприз. Если это были какие-то перебои защитных заклинаний, пришлось б подключать Минерву и Флитвика, а это значило, что ему предстоит еще один сложный разговор. Иногда ему казалось, что вся эта неделя состоит из постоянных разговоров

20

— Благодарю вас, — успел прошептать Малькольм до того, как спали заглушающие чары. Кивнул, когда портрет Дамблдора заговорил о чае, но механически, потому что сразу начал анализировать полученную информацию. Профессор Лоуренс — довольно неожиданно, но вполне логично. Если тот согласиться помочь или дать подсказку, Малькольм смог бы укрыть Кэтти Лейн и её родителей. Нужно было только понять, как их найти…  Последнее письмо от Кэтти он получил в начале июля. Хотелось думать, что ней ничего не случилось...
Из размышлений его вырвал голос директора. Профессор Снейп опустился в своё кресло, и тут Малькольм понял насколько уставшим он выглядел. Поддерживать равновесие в школе, учитывая новую политику министерства и пополнение преподавательского состава,должно быть очень нелегко. Малькольм вздохнул. Добавлять директору проблем, сообщив следующую неприятную новость, совершенно не хотелось. Но было необходимо. Он постарался быть максимально информативным.
— Сэр, Кровавый Барон сообщил, что в замке появился новый призрак. Он проникает в гостиную Слизерина, с удовольствием начинает разговаривать с учениками, но другие привидения он игнорирует. Пока не удалось узнать его имя — гость сразу же переводит разговор на другие темы, заговаривает собеседника, а если ему это не удаётся, он исчезает.
Интересно, — задумался он, — как часто в Хогвартсе вообще появлялись привидения? Возможно, можно было посчитать это обыкновенным явлением, если бы не странное поведение нового призрака.
— Разумеется, мы присмотрим за первокурсниками, сэр, — добавил Малькольм. Оставалось надеяться на то, что появление нового призрака лишь совпадение и никак не связано со сменой паролей.
— Господин директор, могу ли я вам как-нибудь помочь?

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-14 08:52:57)

21

Новый призрак. Роскошно. Северус прикрыл на секунду глаза, унимая раздражение. Вымещать раздражение на гонце, принесшем плохую весть, он не собирался. В конце концов, не расскажи ему об этом Бэддок, могло оказаться и так, что он узнал бы эти новости последним.
- Вы с ним встречались? Как часто он появляется?
Новые призраки в Хогвартсе появлялись крайне редко. За все шестнадцать лет его работы такое еще не случалось. Конечно, всегда что-то происходило впервые, но чутье подсказывало, что все не так просто.
- Да, пожалуй можете.
Северус задумчиво провел пальцами по губам.
- Попробуйте побеседовать с ним и выяснить, на какие темы он беседует с учениками. Словесное описание внешности тоже было бы не лишним.
Идеальным вариантом было бы взглянуть на него собственными глазами, но для этого проще было попросить о помощи Барона. Тот вероятнее смог бы ему устроить встречу с этим новым обитателем замка. Оставалось только найти на все это время.
- Если не удастся - поговорите с теми, кому уже удалось с ним пообщаться.

22

Значит, не случайность. Редкое для Хогвартса явление. Малькольм кивнул, принимая поручение.
— О нём мне известно лишь со слов Кровавого Барона, сам я с ним пока не встречался. Как я понял, это мужчина средних лет, неброско одетый с короткими волосами. Появился уже после начала учебного года. Более точных данных у меня пока нет. Я постараюсь его выловить — вроде бы он появляется рядом с учениками, когда они сидят в гостиной в одиночестве. Если нет, с ним разговаривали двое младшекурсников.
То, что он заговаривал только с доверчивыми новичками было по меньшей мере подозрительно. Идея Патрульного отряда переставала казаться Малькольму такой уж односторонней и бесполезной.
— Что-нибудь ещё, сэр?

23

Лучше было записать. Северус пододвинул к себе ежедневник и перенес на бумагу описание призрака. Нужно было соотнести все это и опросить остальных учеников на предмет того, видели ли они что-либо подобное. С паролями тоже нужно было разобраться и чем быстрее, тем лучше. Вряд ли эти два события были совпадением.
- Нет, пожалуй, это все, мистер Бэддок.
Он поднял глаза и коротко кивнул.
- Можете идти.
Его мысли уже были заняты неведомым призраком и действиями, которые нужно было в связи с этим предпринять.
- Сообщайте, если что-то выясните, - Северус закрыл ежедневник. - И я рассчитываю увидеть ваше имя в списках, которые вскоре появятся в гостиных факультетов.

24

Малькольм стиснул зубы, услышав напоминание о Патрульном отряде.
— Да, сэр.
По волосам, сняв голову, не плачут. Он проигнорировал лукавую улыбку профессора Дамблдора. Посмотрев на директора, он хотел было пожелать чего-то хорошего, вроде отдыха, который тому явно не помешал бы, но передумал. Это было не его дело. Он ограничился формальным прощанием.
— Доброй ночи.
Дамблдору на портрете он тоже кивнул, но только потому, что того требовали приличия. Ещё неизвестно, в какой водоворот его затянет подсказка. Если не профессор Лоуренс, то тогда его сообщники потребуют что-то в обмен на защиту Кэтти. Сейчас он согласился с необходимостью вступить в отряд, потом придётся согласиться на что-то ещё — теперь уже для другой стороны. А потом снова и снова, пока он окончательно не запутается в долгах и не растеряет себя. Нет, компромиссы были злом…
Как накаркал. Выходя из кабинета, Малькольм столкнулся с ни кем иным, как с профессором Алекто Кэрроу.
— А, Бэддок. — Она как-то странно улыбнулась. — Как раз хотела с вами поговорить.
Точно накаркал. Что за день такой сегодня?!
— Мадам, — он даже склонил голову, чтобы профессор не прочла эмоций по его лицу.
В итоге он заставил себя согласиться присмотреть за  Розалиндой и Маргарет Рэдфилд в их первый поход в Хогсмид. Они учились на одном с ним факультете, но на курс младше. Малькольм знал их. Но сомневался, что сёстрам было до него дело — чтобы рассматриваться в качестве их ухажёра, он был слишком молод. Вот он — конкретный пример того, что ни чистая кровь, ни состояние не спасают потомство от глупости.
Они оказались дочерьми близкой подруги профессора.
От Малькольма требовалось убедиться в том, что Рэдфилд не натворят глупостей. И так, чтобы они его не заметили. С большой неохотой он согласился. Только из-за образа любознательного мальчика, которого ему теперь придётся отыгрывать перед Кэрроу. Хотя уж лучше бы сразу прыгнул в Чёрное озеро к кальмару.
Решив, что ловля призрака “на живца” не способна испортить вечер ещё больше, Малькольм удобно расположился с книгой в одном из кресел факультетской гостиной. Рано или поздно он останется один, и тогда призрак даст о себе знать. Из-за размышлений он не сможет сегодня заснуть, так почему бы не потратить ночь с пользой?

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-15 00:01:13)

25

По несколько раз Малькольм отвлечённо перечитывал один и тот же абзац, потом вспоминал о книге, снова начинал читать. И вновь отвлекался, погружаясь в поток своих мыслей. Наконец, когда улеглись спать даже самые стойкие и отчаянные, а гостиная окончательно опустела, он захлопнул книгу. Всё равно он не запомнил бы её содержание. Малькольм поднялся и начал вышагивать по комнате — так думалось легче, — анализируя и пытаясь сложить полученные накануне кусочки информации в одно целое.
Первый кусочек — мисс Кэтти Лейн. Малькольм отдал ей сову своего брата не попросив ничего взамен. Часто объяснял ей что-то в библиотеке. Даже заступался за Кэтти пару раз. То, что они дружили, могло быть очевидным для тех, кто обратил бы внимание. Это ли имел ввиду Дамблдор?
Малькольм устало потёр переносицу. Ничего хорошего не выходило, хотя у него на руках был адрес Кэтти в Лондоне. Да даже номер телефона имелся. Проблема состояла в том, что, вероятнее всего, по имеющемуся адресу больше никто не проживал — на телефонные звонки не отвечали даже ночью. А съездить к Кэтти домой, чтобы проверить, Малькольму и Роуз тётушка не позволила. Хотелось бы знать, что с ней всё хорошо. И что её примут под защиту.
Малькольм остановился и бросил свой взгляд на пламя в камине. Дрова медленно догорали, поэтому он подбросил пару поленьев, которые тут же весело затрещали. Стало уютнее, только он всё равно не смог отбросить мысли в сторону.
Следующий кусочек мозаики — Профессор Лоуренс. Дамблдор назвал только его имя. Каким именно образом он мог помочь, было не так уж важно...А вот можно ли было попросить у него помощи? Да, пожалуй… Малькольм задумчиво постучал пальцами по каминной полке. Имеет ли цена вообще какое-то значение, когда речь идёт о человеческой жизни? Однозначно, нет.
Вспомнился совет директора вступить в патрульный отряд. Чем это могло для него обернуться? Потерей независимости, порчей репутации? Неприятностями? Если подумать как следует, то получалось наоборот: от членства в отряде была сплошная польза. Например, ответственность, которую он так стремился получить. А ещё — обретение ценного опыта и удовлетворение собственной потребности к упорядочиванию. Ещё один немаловажный момент — тех, кто забудется и начнёт доказывать своё превосходство за счёт происхождения насилием, Малькольм сможет останавливать на вполне законных основаниях. Так что вступление в отряд — момент положительный.
Мысли опять вернулись к разговору с портретом Дамблдора. Который не мог состояться просто так, без причины, только потому, что директор Снейп вовремя вышел из кабинета. При жизни Дамблдор даже лично не был знаком с Малькольмом. Или могла беседа начаться случайно? Нет… Нет, это слишком маловероятно. Тогда зачем он понадобился портрету погибшего директора? Сомнительно, что тот заговорил с ним только ради блага Кэтти Лейн.
Наконец, Малькольм перестал мерить гостиную шагами и со вздохом опустился в кресло. Ему решительно не хватало фактов, чтобы разобраться во всём. Если внимание со стороны директора Снейпа — его бывшего декана — было объяснимо, то внезапно возникший к нему интерес от портрета профессора Дамблдора был по меньшей мере странным. Ещё это странное поручение от профессора Кэрроу…
И нужно было дождаться появления незнакомого призрака. 
Глаза начали закрываться сами собой, Малькольм не заметил, как усталость внезапно навалилась на него, и он провалился в сон.
***
Проснулся он от покашливания Кровавого Барона. Не впервые Малькольм засыпал с книгой в гостиной и не впервые Барон будил его, чтобы отправить спать. Почти сложившаяся традиция.
— Слишком очевидно, — сказал он насмешливо, — Идите в спальню, мистер Бэддок. Сегодня наш гость здесь не появится.
Малькольм устало потёр лицо.
— Мне нужно знать его приметы. Не только внешность. Манеру речи, акцент, если он есть. Узнать, чего он хотел от младшекурсников.
— Вам пора спать, как я уже сказал, — Барон перестал усмехаться. — Поднимайтесь.
Малькольм кивнул, отложил книгу и неохотно вылез из уютного мягкого кресла, прищущенно заозиравшись по сторонам спросонья.
— Но мне нужно описание…
Барон сурово оборвал его:
— В таком состоянии вы ничего не запомните. В спальню. Немедленно.
— Да, Барон, — уныло отозвался Малькольм. Отношения с призраком факультета не хотелось. — Доброй ночи…
Ему оставалось ещё шесть часов на полноценный сон.Завтрак можно было даже пропустить, чтобы поспать лишних получаса.  Сёстры Рэдфилд наверняка захотят выспаться в субботу… Малькольм успеет выйти и проследить за ними.ещёлько бы не проспать самому...

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-11-17 01:05:31)

26

Время: 6 сентября 1997 года.
Вставать было неохота. От ожидания призрака прошлой ночью ему досталась головная боль и смертельная усталость. Внешний вид тоже оставлять желать лучшего, — подумал Малькольм, привычным движением завязывая у зеркала простой чёрный галстук. Оставшуюся ночь ему снилась всякая чепуха вперемешку с кошмарами, так что он так и не смог выспаться. И теперь прибывал в не самом лучшем расположении духа. Даже выпитый на завтрак чай с лимоном, вместо тошнотворного тыквенного сока, не улучшил его настроения. А всё почему — профессор Кэрроу предупреждающе посмотрела на него и совершенно перебила этим аппетит. Интересно, как скоро она начнёт использовать шантаж?
Двойняшки Рэдфилд пропустили завтрак, усиленно готовясь к первой своей прогулке в Хогсмид. Малькольм едва удержался, чтобы не покачать головой, когда увидел их выбегающих со стороны женских спален при полном параде. Теперь он понял, почему профессор Кэрроу вообще беспокоилась за девочек. Если те ставили своей целью… — Малькольм оборвал самого себя — подобные мысли не были достойны джентльмена. Он накинул мантию, проверил наличие палочки и портмоне — хотя он сомневался в том, что торговля в Хогсмиде шла привычным чередом. Могло оказаться, что половина лавок будет закрыта, как и на Косой Алее в Лондоне.
Дождавшись, пока Рэдфилд отойдут на достаточное расстояние, увлечённо болтая, Малькольм не торопясь последовал за ними.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах