The Last

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах


Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах

Сообщений 31 страница 60 из 70

31

- Здесь я, пожалуй, с вами не соглашусь, Малькольм, - он улыбнулся, кланяясь в ответ, - вы не против, если я буду звать вас по имени?
Юношеская категоричность, судя по всему, не была чужда даже самым вежливым и сдержанным представителям молодежи.
- Роза - очень полезное растение. Из его лепестков делают варенье, а розовое масло обладает прекрасными лекарственными свойствами как само по себе, так и в составе зелий.
Призрак пожал плечами и улыбнулся.
- Впрочем, выращивают ее в большинстве случаев, действительно, для красоты, но неужели вы считаете, что красота - бесполезна? - он прищурился, с лукавством глядя на Малькольма. - Не она ли создает уют и является источником вдохновения?
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

32

— Нет, сэр, я не против. Можете обращаться ко мне по имени. Зелевар найдёт применение любому растению, так? — Малькольм не мог перестать улыбаться. — Не знал, что из розовых лепестков можно сделать варенье. Вы делали его сами? Оно вкусное?
“Слишком много вопросов”, — напомнил он себе и закусил губу.
Цветы в его мире были олицетворением красоты, он никогда бы не подумал срезать их, чтобы использовать нежные лепестки для приготовления чего-либо, разве что чая. Матушка использовала для зелий шалфей, лаванду, ромашку и… да всё, что находила. А вот он сам ими просто любовался. Чистые, прекрасные. Но усилий позаботиться о них ему не хватало.
— Сэр, я не считаю, что красота — бесполезна. Она необходима. Она украшает нашу жизнь, напоминает нам о том, что всё не напрасно, проникнет в душу, как вода, и даже самые чёрствые сердца заставляет биться чаще...Просто я деревенский парень, мистер Коллинз — он неловко пожал плечами, — и, имея небольшие временные и финансовые ресурсы, решая, что вырастить: картофель или розу, — выберу первое.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-10 11:10:09)

33

- Понимаю вас, - Призрак кивнул, - мне и самому сложно представить, сколько усилий нужно приложить, чтобы вырастить сад только ради красоты. Мне бы не хватило терпения.
Беседа обещала быть интересной и приятной. Он улыбнулся, чуть отходя в сторону, чтобы Малькольму не приходилось смотреть на него против света. Не слишком большое удовольствие - созерцать камин сквозь полупрозрачного собеседника.
- Нет, сам я не готовил этого варенья, но моего отца часто угощала им одна хорошая знакомая, когда я был еще ребенком.
Мальколь создавал впечатление располагающего к себе и любопытного молодого человека - не до такой степени, чтобы пренебречь приличиями, но все же достаточно, чтобы заговорить с незнакомым призраком.
- Вы говорите как джентельмен, а не как деревенский парень, Малькольм, - призрак усмехнулся, - но скромность делает вам честь. В наше время молодые люди не считают ее за добродетель.
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

34

Малькольм был рад возможности, разбавить череду серьёзных бесед одним лёгким, ничего не значащим, но приятным разговором о прекрасном. Да и мистер Коллинз, как ему показалось, не был против. Какая удача — совместить полезное с приятным. Упоминание роз невольно вновь напомнило ему о Мойре Дингалл. Сначала он тут же отогнал воспоминание, но потом передумал и решил им поделиться. Ему почему-то показалось, что как раз этому слушателю, пусть и совершенно незнакомому, его можно было доверить.
— Моя бабушка очень любила розы. Сколько себя помню, при её жизни дом всегда был наполнен нежным ароматом этих цветов. — Он окунулся в воспоминание, на его губах сама собой появилась нежная улыбка. — Она заботилась о них и выращивала даже во время войны, не давая дедушке забрать место под грядки. Тот злился на жену, ругал её, но сам так и не решился вырвать растения. К тому же, известно, что розы отнимают у земли так много энергии, что первый год на их месте способны расти лишь сорняки да трава.
Бабушка Мойра с честью отстояла сохранение каждого куста. Её волшебный розалий пережил три войны. Но со смертью хозяйки часть роз заболела и высохла. Они попытались сохранить и спасти сад, но сделать это не удалось. Теперь на месте цветущих изгородей росла одна трава, и только небольшой ряд сохранившихся кустов напоминал о том, что когда-то перед домом росли розы.
Когда мистер Коллинз заговорил о скромности, Малькольм не смог сдержать недоумения.
— “В наше время”... — задумчиво повторил он слова собеседника. — Простите, сэр. На какое-то время я подумал, что вы точно не из этого времени. — Малькольм виновато улыбнулся и пояснил: — Всему виной моё незнание примет этого. Я привык к простому образу жизни и совершенно не разбираюсь в современной моде волшебников. И если в одежде магглов можно увидеть детали, присущие какому-то определённому времени, то у волшебников всё намного сложнее и запутаннее, и определить время по тому, как они были одеты, весьма сложно. Они живут значительно дольше магглов.
Бабушка Мойра как-то шутила, что обычно волшебнику достаточно влезть в костюм, сменить шейный платок на галстук, поменять цвет мантии, и всё — больших перемен от него ждать не стоит. Разве что он сменит костюм на военную форму.
Малькольм действительно не мог определить период времени, в котором мог жить мистер Коллинз. Его одежда говорила одно, а манера речи и поведение — совсем иное… Так с ним разговаривали разве что его дедушка с бабушкой, но призрак по возрасту был не старше сорока. Было ли возможным для привидений перемещение из одного места в другое?
— Сэр, надеюсь я не оскорбил вас, предположив, что вы жили ещё в первой половине этого века?

35

Малькольм явно умел подмечать детали. Пытливый ум и приятные манеры - отличное сочетание для представителя этого факультета. Призрак мягко улыбнулся и отрицательно качнул головой.
- Ни в коем случае. Я не думаю, что этим можно оскорбить. Более того, вы не ошиблись. Не смотрите на внешность - то, сколько вы можете дать мне на вид, вряд ли скажет вам правду о моем истинном возрасте. Я, действительно, родился в первой половине этого века, но застал и нынешнее время.
Он развел руками, будто признавая свою вину.
- Вы умеете делать выводы, Малькольм. Не каждый бы отметил эту фразу и счел ее существенной. У меня складывается стойкое ощущение, что вы лукавите, желая казаться проще, чем то есть на самом деле.
Призрак прищурился, глядя на Малькольма с мягкой иронией.
- Для молодого человека вашего возраста совсем не странно не разбираться в моде. Я бы удивился, если бы оказалось, что вы интересуетесь этой темой. Думаю, вас заботят куда более глубокие вещи. Мне хотелось бы верить, что молодежь заботиться не только о своем внешнем виде.
Он усмехнулся.
- Простите, если я слишком поспешен в выводах о вашей личности. Считаете, я слишком требователен к молодежи?
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

36

— Нет, мистер Коллинз, — удивлённо ответил Малькольм. — Насколько я понимаю, во времена вашей юности нравы были куда строже. Да и… — Он задумчиво потёр нос, немного морщась, — бы странно, сэр, в подобное время интересоваться лишь модой. Когда во всем этом кровавом хаосе, кто только не пытается навести порядок, как-то не до… подобных мелочей.
Он заложил руки за спину и опустил голову, пряча лицо. Потому что добрая память тут же подбросила воспоминание недельной давности. Мрачный, почти безлюдный волшебный Лондон. Напечатанные агитационные листы, мало, очень мало людей на платформе Хогвартс-экспресса. Малькольм повсюду натыкается на хмурые, настороженные взгляды прохожих. В этом году в школу он впервые едет один и на этот раз его провожают не родители, а тётушка Марта. Напряжённая как струна, спрятавшая своё лицо за вуалью строгой шляпки. Он помнит, насколько стало ему легче, когда та, наконец, отпустила его руку, снова придирчиво оглядела одежду и провела по плечу рукой в чёрной перчатке, прежде чем попрощаться и направиться к выходу с платформы.
Самое отвратительное в настоящем, — снова подумал Малькольм, — что один он совершенно ничего не мог изменить. Шла война. И война не обычная, а гражданская, в которой не понятно за что бороться и за кого. Каждый бережёт свою шкуру, как может, и копит силы, если это требуется. По этой же причине с ним заговорил портрет Дамблдора, а вовсе не потому, что действительно хотел защитить мисс Кэтти Лейн. Нежную, хрупкую девочку. Не ко времени хрупкую. Хотел ли Малькольм играть по  правилам Дамблдора, или по правилам мистера Олтвола, — в своей голове он пока не хотел называть его иначе, — большого выбора у него не было.
Малькольм поднял виноватый взгляд на собеседника.
— Простите, мистер Коллинз. Кажется, я сильно задумался и ненадолго выпал из реальности. Вы... вы теряли близких?

37

Похоже, разговор о нынешних временах вызвал у Малькольма не самые приятные мысли. Это было немудренно. Мрачные обстоятельства не могли не вызывать мрачных мыслей. С одной стороны, тот факт, что даже столь молодые люди не отмахивались от проблем, которые касались их разве что косвенно, не мог не радовать, но с другой - это были всего лишь дети. Насколько отвратительно было происходящее, если оно затрагивало даже их.
Призрак нахмурился, выныривая из собственных мыслей только когда Малькольм вновь подал голос.
- Вам не стоит извиняться. Признаться честно, я тоже задумался.
Он слабо улыбнулся и сглотнул, когда Малькольм задал ему вопрос.
- Да. Я терял близких. Не раз.
Из малозначительного разговора о розах это постепенно превращалось в личную беседу.
- Могу я поинтересоваться, почему вы об этом спросили? Неужели вы уже тоже познали горе потери?
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

38

Малькольм горько улыбнулся.
— Это больно, да? Особенно, когда настигает понимание того, что ничего не можешь изменить.
В памяти снова всплывает тяжёлая атмосфера прошедшего лета. Тягостное ожидание чего-то неизбежного, непоправимого, протянутое через каждое их действие. Накалившийся тон разговоров. «Побеждают всегда те, кто сражается за будущее, а не за прошлое», —  язвительно говорит дядя Малькольма, когда тот сообщает ему, что принимает приглашение, провести последнее лето у Роуз Стивенсон, дедушка которой — маггл. Вынужденное прощание. Потемневшие лепестки сорванного цветка, неловко вложенного Кэтти ему в ладонь.
— Мистер Коллинз, я подумал… — осторожно начал Малькольм. — Возможно, мы могли бы сообщить вашим родным о том, что вы оказались здесь? В качестве привидения. Знаю, это ужасно эгоистично, но многие были бы рады возможности хоть раз встретиться со своими ушедшими близкими и поговорить ещё раз. Я… я был бы рад… Наверное...
Он бы хотел хоть раз поговорить с Эваном, если бы ему представилась возможность. Просто увидеть его уверенный взгляд и широкую улыбку. Но не ценой того, чтобы тот завис между миром живых и долиной смерти.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-08 13:59:04)

39

- Это очень мило с вашей стороны. Я понимаю, что вы предлагаете это из лучших побуждений, но нет, не стоит.
Призрак улыбнулся с видимым усилием. Горечь потери была видна на чужлм лице так явственно, что по нему можно было читать даже особенно не стремясь к этому. И в очередной раз он подумал о том, как ужасно то, что даже дети не избегают ужаса смерти. Одно дело принять то, что все они столкнуться с этим в определенный момент своей жизни, и совсем другое - понимать, что это может случиться в любой из ее моментов.
- Как бы горько это не звучало, ушедших от нас лучше сохранить в воспоминаниях. В те светлые моменты, когда они были еще полны жизни. Нет ничего более печального, чем жизнь вполсилы, чем тень жизни.
Он хмуро усмехнулся.
- Я не пожелал бы это никому из своих близких. Вы сам хотели бы прийти к своим родным бесплотным призраком? Видеть на их лицах странную смесь радости, горя и бессмысленной надежды?
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

40

— Нет, ни в коем случае, — Малькольм с ужасом представил эту картину и закачал головой. — Моей матери пришлось бы всю жизнь наблюдать, как я существую в виде призрачной тени. Это было бы ужасно — так её расстроить. Думаю, это сломало бы её окончательно, — Последнее предложение он прошептал чуть слышно.
— Я знаю, что в некоторых регионах Средней Африки до сих пор существует обряд, по которому душу усопшего родственника насильно возвращают в мир живых и запечатывают её в артефакт. Это безжалостно, и для нас, европейцев, может показаться варварством. Суть обряда заключается в том, что запертая в доме душа начинает служить своей семье и оберегать её членов от несчастий. И может служить так десятилетиями, пока какой-нибудь добрый ребёнок не освободит её, поплатившись за это собственной жизнью по незнанию. — Тут Малькольм опомнился и прикусил язык, потому что даже знание о подобных темно-магических ритуалах в Хогвартсе не приветствовалось. Сразу начнут выпытывать, откуда узнал, где прочёл, зачем вообще заинтересовался, и сочтут опасным элементом.
— Я рассказал это потому, что если вы не хотите существовать бесконечно в такой форме, — начал он пояснять, нахмурившись, — я мог бы попробовать помочь вам найти и выполнить то условие, из-за которого вы остались в этом мире и не умерли. Потому что я могу представить себе, каково это — существовать и не иметь возможности ничего изменить. Наблюдать за тем, как времена года сменяют друг друга, дорогие сердцу люди покидают этот мир, а ты остаёшься здесь в качестве оболочки. Одна из моих предков стала призраком, — сконфуженно добавил он. — Она не может отправиться дальше, пока проклятье не будет снято. А его не могут снять уже три с половиной сотни лет.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-17 21:50:31)

41

- Вы очень добрый молодой человек, Малькольм.
Призрак склонил голову набок, рассматривая собеседника с явным интересом и любопытством.
- Редкий подросток предложил бы помощь малознакомому человеку, не говоря уже про призрака. Это делает вам честь.
Он улыбнулся, не отрывая пытливого взгляда от чужого лица. То, что Малькольм значл о темно-магических ритуалах Африки было занятно и в какой-то мере пугало. В таком юном возрасте столько интересоваться смертью было довольно странно - для этого должны были быть причины. И вряд ли причиной тому был призрак родственницы.
- Проклятие? Родовое, как я понимаю?
Он вздохнул и покачал головой.
- Похоже, вам и самому пригодилась бы помощь.
Призрак сокрушенно развел руками.
- Жаль, что я не могу быть так же любезен, как и вы, и предложить вам помощь. Боюсь, в этом вопросе толку от меня немного. Три с половиной века... - с ужасом произнес он, - неужели никто не смог его снять за все эти годы?
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

42

Малькольм болезненно поморщился. Он ненавидел слышать в свой адрес комплименты. Обычно их озвучивали с целью чего-то от него добиться или ударить его побольнее.
— Триста пятьдесят пять лет, если быть точным. И я надеюсь найти способ снять семейное проклятье. Поэтому ищу информацию и читаю иногда то, что… кхм, не везде считается правильной литературой. Однако в поиске решения задачи нет ничего дурного, не так ли? Ведь я не собираюсь заключать душу в артефакт или накладывать проклятье. — Он посмотрел на мистера Коллинза с неловкой улыбкой — Вы же не расскажете никому об этом? Не выдадите меня преподавателям?
Потом он решил уточнить:
— Так вы не хотите принять мою помощь? Знаю, я не специалист, но хоть что-то придумать смог бы. Даже если я слишком маленький и неопытный, у меня есть руки, чтобы брать книги, а ум, чтобы руководить, есть у вас. — Малькольму вдруг стало весело. — И почему вы думаете, что не каждый предложил бы помощь призраку, сэр? Живой, даже хорошо знакомый, человек может оказаться не менее опасным. — Он хмыкнул и развёл руками. — Жизнь такая короткая, так почему бы мне не сделать что-то полезное, раз я обладаю возможностью и силами?

43

- Дело не в вашем возрасте или возможностях. Дело в том, что упокоение - не совсем то, что сейчас является моей целью.
Он беззвучно усмехнулся одними губами. Это было мило и смело одновременно. Малькольм нравился ему все больше и больше.
- Думаю, вам все же стоит применить свои возможности и силы, чтобы помочь живым - тем, кто сейчас нуждается в помощи больше меня. Мне кажется, таких людей гораздо больше.
Призрак проплыл чуть дальше от огня и прислушался к шуму, доносящемуся со стороны двери. Но оказалось, что шумная стйка подростков просто прошла мимо входа в гостиную.
- Нет, я не собираюсь сообщать о ваших знаниях преподавателям. Вы правы, в знаниях - нет ничего дурного. Вопрос в том, как вы эти знания соберетесь применять и соберетесь ли вообще.
Он задумчиво посмотрел на Малькольма, переплетая пальцы в замок.
- Мне неуютно в большом скоплении людей, так что если в гостиную зайдет кто-то еще, я вас покину - не удивляйтесь, если я не успею попрощаться. Если это случится - я заранее прошу прощения.
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

44

“Всё чудесатее и чудесатее”, — в голове тотчас же насмешливым голосом Роуз прозвучала цитата из сказки про Алису. Малькольм даже закусил губу, чтобы не поинтересоваться, а в чём же именно заключалась цель мистера Коллинза. Значит ли это, что он специально оказался в Хогвартсе? Было ли это вообще возможно?
— Благодарю вас, сэр, — он склонил голову на обещание сохранить его тайну, — даю вам слово, что у меня нет желания применять свои знания с намерением причинить кому-либо ущерб.
Услышав шум снаружи, Малькольм испытал досаду. Заметив лёгкое беспокойство призрака, он понял, что беседа прекратится сразу, как только их уединение прервут.
— Если это произойдёт, я не стану обижаться, что вы. Но буду очень рад, если вы решите однажды снова спуститься в гостиную и поговорить со мной, — искренне добавил Малькольм. Странно, но в компании мистера Коллинза ему было комфортно. Совсем не так, как вчера, в окружении звёзд собственного факультета, где он чувствовал себя досадным раздражающим элементом.
— Мне… — он снова замялся и потёр  в смущении сломанный нос, — было приятно, что вы не стали отмахиваться от меня, как от чумного, когда я заговорил о тёмно-магическом ритуале. Не каждый стал бы слушать. А чем вы увлекаетесь, мистер Коллинз?

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-10 11:40:54)

45

- Не вижу смысла отмахиваться от вас из-за знаний, - он усмехнулся. - Но все же, темные искусства вещь опасная даже при простом изучении. Я не раз наблюдал как подающие надежды молодые люди становились жертвой собственного любопытства. Сначала они просто интересуются, затем считают, что нет ничего предосудительного в том, чтобы применять какою-то на первый взгляд малозначительную мелочь, использовав ее как средство достижения благой, на первый взгляд, цели, а после - сами становятся инструментом в их руках.
Он пожал плечами.
- Просто имейте это ввиду.
Призрак вновь прислушался к шуму, на этот раз со стороны спален. Судя по всему, их разговору вскоре все же суждено было быть прерванным.
- Я интересуюсь множеством вещей. Защитные чары и Трансфигурация, пожалуй, мои любимые в ряду прочих. Я довольно кончервативен в своих интересах. А вы? Уверен, есть что-то, кроме темно-магических ритуалов, что вас интересует?
Он усмехнулся, давая понять, что всего лишь подтрунивает над Малькольмом.
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

46

Малькольм тоже усмехнулся и пожал плечами.
— Чтение “Государя” Макиавелли может дать представление о механизмах управления и даже поможет предугадывать чужие манипуляции в свой адрес, но не сделает человека управленцем, если он к этому не расположен.
Он снова услышал шум, доносившийся теперь со стороны спален. Как жаль, что разговор придётся прервать.
— Защитные чары и трансфигурация, в самом деле? Признаюсь, превращать один предмет в другой — ужасно увлекательно. Но вот трансфигурация живых существ в неодушевлённые предметы мне до сих пор даётся с трудом — по этическим причинам. Профессор Макгонагалл даже задавала мне писать эссе на тему этики в трансфигурации.но у меня так и не получилось превратить мышь в заварник на её уроке. А вот заварник в мышь — с лёгкостью. А у вас бывали подобные сложности? — Поинтересовался Малькольм с улыбкой, надеясь, что в гостиную всё-таки не войдут и мистер Коллинз успеет ответить.
— Должно быть, у вас преподавал ещё профессор Дамблдор. Интересно, а как бы он объяснил подобную сложность? Профессор Макгонагалл утверждала, что граница лишь у меня в голове. И когда мышь становится заварником, она... э-эм... Перестаёт быть мышью. Но это же ужасно, когда тебя против твоей воли заставляют стать чем-то иным.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-10 11:42:34)

47

- Этика любого предмета рано или поздно упирается в озвученное вами "против воли". Пожалуй, лишь теория не сталкивается с этой дилемой. Это весьма и весьма спорные вопросы.
Призрак прислушался к шуму голосов, но ответить он, по всей видимости, успевал. Это было кстати - не хотелось завершать беседу с Малькольмом слишком поспешным уходом.
- Когда ребенок не желает принимать, к примеру, Костерост, должны мы учитывать его волю? К сожалению, мы не способны спросить у мыши о ее воле. Возможно, ее вовсе не волнует тот факт, что ее превратят на какое-то время в заварник? Особенно, если это значит, что после ее покормят.
Он пожал плечами и усмехнулся.
- Этика так же не способна ответить, как нам быть в ситуации, когда на тебя нападают. Стоит ли учитывать волю нападающего, прежде, чем превратить его в дерево или в ту же мышь? Мне кажется, это слишком скользкая тема, чтобы здесь можно было сказать что-то с какой бы то ни было определенностью.
Призрак развел руками.
- На старших курсах вы будете тренироваться друг на друге. Если конечно, выберете Трансфигурацию в качестве продвинутого курса.
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

48

— Ребёнку дают Костерост, чтобы помочь срастить или восстановить кости. Пусть это неприятно, но необходимо и для его же блага. Он может не понимать этого, будучи совсем маленьким, или не удовлетвориться объяснением, даже когда подрастёт. Но это не будет косвенным насилием ради практики умений. Головой я понимаю, что не эксперементируй люди над животными, а над собой, навряд ли бы они достигли больших достижений в науке и медицине. Но взять мышь и без её согласия превратить в чайник… — Малькольм оборвал сам себя и махнул рукой, хмурясь.
Это звучало глупо, он должен был давно перерасти это и забыть.
— Профессор Макгонагалл не хотела допускать меня к экзамену за курс, пока я не смогу выполнить это задание. — Вспомнил он. — Знаете, как я сдал зачёт? Пришёл со своей мышкой, которую предварительно трансфигурировал из камня. Вот её у меня почему-то получилось превратить с первой попытки. Хотя, я думаю, что в те две минуты жизни, она тоже испытывала волнение и страх. 
Он потёр нос, сам не зная, почему причинить волнение животному ему было сложнее, чем напасть на человека.
— С защитой проще. Как в фехтовании или драке. Там не нужно согласие принимающей стороны, потому что это поединок. Вы защищаетесь или нападаете, иначе рискуя оказаться, в лучшем случае, лежащим на матах.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-10 12:16:52)

49

- А в реальном бою?
Призрак склонил голову набок, рассматривая Малькольма.
- Если вы рискуете не только своим моральным комфортом, а жизнью - своей или других людей? Будет вас волновать эта дилема тогда? Задумайтесь. Так ли важен принцип, если он лабилен и может менять в зависимости от обстоятельств?
Он прищурился и улыбнулся.
- А что касается вашей авантюры с мышью - некоторые сочли бы его обманом. Видите ли, куда проще вернуть неживой предмет в его истинное состояние, чем действительно превратить живое существо в предмет. Это разные технологии. Мне понятно нежелание вашего преподавателя допускать вас к экзамену.
Призрак задумчиво улыбнулся.
- Я всегда считал трансфигурацию одним из самых полезных и гуманных предметов. Ведь если задуматься, куда более гуманнно превратить противника, который угрожает твоей жизни, в дерево, чем нанести ему физический урон или оставить лежать парализованным.
Шум со стороны спален стал громче, и Призрак сокрушенно вздохнул.
- На этом моменте, боюсь, мне придется вас покинуть. Надеюсь, еще увидимся, Малькольм, было очень приятно познакомиться.
Он отступил на несколько шагов и, коротко поклонившись, исчез в одной из стен гостиной.
[NIC]Phantom[/NIC] [STA]новый обитатель гостиной Слизерина[/STA][SGN]Осознанность - это выбор[/SGN][AVA]http://s9.uploads.ru/eI19U.gif[/AVA]

50

Время:  сентября 1997 года, день
Место: Хогвартс, кабинет директора
Участники: Северус Снейп, Малькольм Бэддок
Малькольм испытал облегчение, когда выходные закончились и в Хогвартсе началась новая учебная неделя. Всего за три дня он успел влезть в неприятности, при том, что нашёл он их себе сам, вступив в разговор с мистером Олтволом и развязав конфликт в гостиной. Вопрос, почему он с такой лёгкостью отыскивал себе проблемы, начал занимать его всё больше, хотя отвлекаться на занятиях, чтобы погрузиться с головой в размышления, было бы слишком дорого. Он честно старался этого избегать и по возможности сосредотачиваться на лекциях, но получалось не совсем удачно. Голова была занята не тем, чем полагалось, не прекращая просчитывать варианты будущих событий и выискивая ошибки в собственных поступках.
Последнюю лекцию, которую проводила профессор МакГонагалл, он еле досидел, вспоминая рассуждения мистера Коллинза о гуманности трансфигурации. Он сгорал от нетерпения проверить, сможет ли он коснуться магией живого существа. Наконец, когда класс опустел, он смог подойти к клетке с крысами, что стояла в углу кабинета и убедиться, сможет ли он теперь превратить мышь или крысу в предмет.
Чёрный крыс с такими же чёрными большими глазищами почему-то его не боялся. Он доверчиво позволил взять себя на руки и обнюхал его, смешно подёргав усиками. Малькольм осторожно погладил крыса по спинке и протянул кусочек печенья, который тот тут же сжевал. Он должен был превратить зверька сразу с первого раза, так, чтобы тот не успел испугаться. Крыса было жалко, но если он не станет сомневаться, то, по-идее, тот даже “ничего не заметит”. Он осторожно посадил чёрного грызуна на стол, избегая глядеть в глаза-бусинки, три раза коснулся его палочкой и, указав, уверенно произнёс заклинание:
— Фера Верто.
Чистая дымка охватила крыса и он трансформировался в грубый оловянный кубок, похожий на те, что выставлялись на праздничный стол в Донброхе. У него получилось, с первой попытки. Малькольм облегчённо вздохнул и тут же трансфигурировал сосуд обратно. Грызун пискнул и захотел сбежать, но юноше удалось перехватить его вовремя.
— Тихо, тихо, — зашептал он успокаивающе, сжимая крохотное тельце у себя в руках. — Прости меня, я больше не буду тебя трогать.
Он осторожно вернул малыша на место, виновато протянув остатки печенья. И тут услышал за спиной строгий голос профессора МакГонагалл.
— Мистер Бэддок, что вы здесь делаете?
Малькольм вздрогнул от неожиданности и обернулся, чтобы встретиться с суровым взглядом преподавателя.
— Я хотел задать вам вопрос, профессор, — ответил он как можно более невозмутимо. Он нередко уточнял что-то после занятий, так что это оправдание могло сработать.
— К сожалению, сейчас у меня нет времени отвечать на вопросы, мистер Бэддок. Вроде бы, МакГонагалл поверила ему или просто не стала уточнять, зачем он подкармливал крыс, потому что была занята. На её лице было такое выражение, будто она собиралась заняться чем-то неприятным. Её явно хотелось закрыть кабинет, выйти и покончить с делом поскорее. Малькольму не хотелось раздражать её ещё больше, он двинулся к выходу.
— Профессор, тогда не могли бы вы назвать мне пароль от директорской башни? — Он решил воспользоваться случаем, раз уж так совпало. — Мне необходимо попасть к директору.
Видимо, МакГонагалл действительно была занята чем-то важным, потому что она не стала спрашивать, зачем четверокурснику нужно было попасть к директору, а просто назвала пароль, поспешно закрывая за ним дверь. Малькольм решил не откладывать отчёт директору Снейпу и дальше — всё, что можно было, он уже узнал, — и прямиком направился в его кабинет.
Горгулья у входа в башню смерила его недоверчивым взглядом, но услышав пароль, пропустила. Не испытывая особого воодушевления, Малькольм поднялся наверх и коротко постучал в дверь. Не понятно почему, но почти каждый раз, встречаясь с профессором Снейпом, он вспоминал все свои прегрешения, даже если тот не собирался его за что-то отчитывать. Даже если больше тот не являлся его деканом. Сегодня, где-то там в глубине души, он чувствовал вину за конфликт с Драко Малфоем, за свою вспыльчивость и грубость в гостиной… Услышав приглашение войти, он немного помедлил, прежде, чем ступить в кабинет.
Профессор Снейп был занят разбором бумаг, явно изучал какие-то списки. Левая половина его стола была полностью заполнена стопками писем, часть из которых уже была вскрыта, часть запечатана. Малькольм опустил взгляд на руки директора и, помрачнел, заметив перчатки, которые тот никогда не носил.
— Добрый день, господин директор.
Он нерешительно подошёл к столу, доставая из кармана листок с заметками.
— Мне удалось поговорить с призраком в подземельях, он представился Маркусом Коллинзом. Только мистер Коллинз не единственный, кто недавно появился в Хогвартсе. В гостиной Гриффиндора видели привидение женщины, там также меняются пароли. В башне Рэйвенкло тоже видели призрака. А вот у Хаффлпаффа, насколько мне удалось узнать, пока никаких странностей не случалось.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-17 17:14:38)

51

Посетителей он не ждал, но учитывая количество дел, с которыми ему нужно было разобраться, они могли явиться и без предупреждения. Горгулья, оберегавшая директорский кабинет он нежеланных гостей, давала ему по крайней мере несколько мгновений на то, чтобы успеть довести мысль до логического завершения и отложить ее до окончания встречи. Хоть какие-то преимущества того, что ему теперь приходилось находиться в кабинете Альбуса. Думать об этом помещении иначе у него не выходило. Северус постоянно ощущал себя чужеродным элементом в этой хаотичной, но интуитивно понятной системе забавных предметов и артефактов, составлявших антураж этого кабинета. изменить здесь что-либо у него не поднималась рука. Разве что стол был весь в бумагах, чего он никогда не помнил при Альбусе.
Руки все еще саднили от ожога даже несмотря на мазь и обезболивающее. Впрочем, он был виноват сам - стоило думать, прежде чем открывать письмо. Если отправитель решил скрыть свое имя за бессмысленным набором букв, вряд ли в самом письме могло быть что-то важное. Что ж, впредь он будет внимательнее относиться к корреспонденции.
Бросив на Бэддока короткий взгляд, он кивнул в ответ на приветствие и дописал пару строк, прежде чем переключить на него внимание. Добрым он бы этот день не назвал, но редко какой день Северус мог назвать таковым.
- Присаживайтесь, мистер Бэддок.
Новости были неутешительные. Если призраки обосновались в трех гостиных, стоило ждать еще одного. Если один еще мог ыть случайностью, то три - уже закономерность.
- Мистер Коллинз, - задумчиво повторил Северус, пробуя имя на язык. Имя было ему незнакомо. Не слишком распространенная фамилия в магической среде, но и недостаточно редкая, чтобы было так легко проверить. Впрочем, попробовать все равно стоило.
- Вам удалось с ним побеседовать?

52

— Да. Мистер Коллинз был очень вежлив, дружелюбен в разговоре со мной. Хотя мы не говорили ни о чём серьёзном, он дал понять, что упокоение на данный момент не является для него приоритетной задачей. — Малькольм нахмурился. — Он явно старше того возраста, на который выглядит, —  родился в первой половине этого века. И когда я упомянул профессора Дамблдора как преподавателя трансфигурации, он никак на это не отреагировал. Возможно, во время обучения мистера Коллинза тот ещё не преподавал. Ещё ему некомфортно при скоплении людей. Поговорить с ним можно только наедине, насколько я понял.
Малькольм протянул лист, в котором было описание внешних примет призрака.
— Директор, я не думаю, что у мистера Коллинза имеются дурные намерения в отношении учеников. — Он замялся, потёр нос и прошептал: — Любых учеников, сэр.

53

Северус принял лист из рук Бэддока и быстро пробежал по нему глазами - внешность, судя по описанию, у нового призрака была вполне среднестатистической - никаких особых примет или выразительных отличий от сотен других мужчин. Можно было и не надеяться. Отложив лист, он прищурился, обдумывая краткую характеристику, которую предоставил ему Бэддок. Тот факт, что призрак не желал упокоения, конечно, стоило взять на заметку.
- Как именно он дал вам понять, что не желает упокоения?
Тот факт, что у этого призрака есть задачи, вызывал вопросы. Массу вопросов, если задуматься, и удивление. Можно задаться целью и оправдать свое нежелание продолжить путь в загробный мир, но представить себе, чтобы у призрака была задача не связанная с этими тонкими материями, было сложно.
- И из чего, позвольте спросить, вы сделали вывод, что он желает ничего дурного ученикам?
Северус слишком хорошо знал людей, которые внешне представляли из себя само благочестие и при этом вынашивали планы один коварней другого, и потому весьма скептично относился к подобным заявлениям. Особенно после одной беседы.

54

— Я открыто предложил ему свою помощь, сэр, — признался Малькольм, — найти и решить условие, из-за которого он стал призраком. Или связаться с его родными. Но мистер Коллинз отказался, заявив, что сейчас упокоение не является его целью. А потом он посоветовал помочь тем живым, кому это действительно необходима.
Тему помощи кому бы то ни было после разговора о лояльности нынешнему режиму поднимать было странно. Но Малькольму хотелось доверять профессору Снейпу и верить в то, что он не стал бы работать в школе столько лет, готовя зелья для больничного крыла и обучая маглорождённых учеников с тем же отношением, как и к остальным, если бы он разделял политику превосходства чистокровных волшебников.
— Мистер Коллинз объяснял мне преимущество применения трансфигурации в бою перед боевыми чарами. По его мнению, человека намного гуманнее трансфигурировать в предмет, чем нанести ему физический вред или убить заклинанием.
“Если, конечно, настолько искусно владеешь трансфигурацией, что можешь с такой же лёгкостью превратить противника в дерево, с какой накладываешь “Ступефай”, — подумал про себя Малькольм.
— Сэр, а можно спросить профессора Дамблдора о том, знакомо ли ему это имя?
Как там это называется? Закон пяти рукопожатий? Маловероятно, конечно, чтобы погибший директор помнил всех своих студентов или тех, кто учился с ним. Но если их интересы совпадали, то вероятность их знакомства могла существовать. В Англии не так много волшебников, как правило, о самых талантливых в узких областях известно специалистам.
— Возможно, Маркус Коллинз учился у него самого или с ним в одно время? Дело в том, тот увлекается трансфигурацией. Вдруг они были знакомы или директор слышал о нём. Если нет, то можно просмотреть некрологи последних выпусков “Пророка”. Там может быть размещено сообщение о смерти от его родных.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-17 21:53:29)

55

Альбуса, действительно стоило спросить. Даже если этот мистер Коллинз учился не у него, тот мог вспомнить имя, если он был хоть сколько-то известен в области Трансфигурации. У Альбуса было множество самых разных знакомств - стоило спросить у него даже если призрак был полной бездарностью. Практика показывала, что Альбус относился к ним с куда большим интересом, чем все прочие.
- Я спрошу у него, - он кивнул. Что-то подсказывало ему, что некрологи ничего не дадут, но эту идею тоже стоило проверить. На всякий случай.
Что-то в словах Малькольма не давало ему покоя. Северус нахмурился, пытаясь ухватить ускользающую мысль за хвост. Она маячила на границе сознания - раздражая и мешая думать. Что-то о гуманности трансфигурации. Точно. Минерва когда-то говорила ему нечто подобное. Существовала ли хоть малейшая возможность того, что они с мистером Коллинзом были знакомы или, по крайней мере, подчерпнули это мнение из одного источника? Это, пожалуй, было бы невероятным везением.
- Будем надеяться, что он или профессор МакГонагалл знали его или, по крайней мере, слышали это имя.
Он поднял на Малькольма глаза.
- Постарайтесь отслеживать информацию об этом призаке по мере возможности. Нам может пригодиться любая мелочь.

56

Малькольм кивнул.
— Да, сэр.
Предосторожность была не лишней, хотя ему по-прежнему казалось, что в намерениях призрака не было желания навредить ученикам. Хотя, если подумать, он мог хотеть помешать кому-то из взрослых. Тем же новым, “добрым” преподавателям. И развязать конфликт. Мистер Коллинз мог также промыть мозги детям, убедить их в чем-то, навести их на мысли, из-за которых они наживут себе проблем. Да что угодно.
— Должны быть ещё списки учеников в архиве. И могут быть какие какое-то упоминания о Маркусе Коллинзе в школьных газетах, я посмотрю.
Он всё равно собирался искать следы Мойры Дингалл, так можно было совместить поиски. Жаль, что поискового заклинания для книг не существовало… Надо будет создать.
— Как вы думаете, это действительно возможно в пылу схватки с такой же скоростью превратить человека в дерево, с какой же кинуть какое-нибудь ранящее заклинание? — Задумчиво спросил у директора Малькольм. — Ведь это очень сложно, сконцентрироваться так, чтобы быстро трансфигурировать движущееся высшее существо, не ошибившись и не покалечив его на всю жизнь.
Было кое-что ещё, что не давало покоя ему со встречи с мистером Олтволом. Придётся понаглеть, хотя он не собирался.
— Сэр, могу я получить доступ в запретную секцию? Это не для поисков мистера Коллинза, а чтобы убедиться в одной теории, на которую я наткнулся летом в одной легенде. Я не нашёл подходящей книги в общем доступе. Пожалуйста.

57

Тот факт, что поиском имени призрака Бэддок собирался заняться сам, неимоверно радовало. Добавить еще и разбор такого количества учебных ведомостей в дополнение ко всей той кипе бумаг, которая в последнее время обрушилась на его голову, было бы выше его сил. Стоило быть честным, даже у него был предел. Бэддоку, по всей видимости, в этом чудилась какая-то тайна. Или же он просто хотел оказать ему услугу. В любом случае, Северусу это было на руку.
- Вполне реально быстро трансфигурировать человека в дерево или животное, которое не может нанести вам вреда. Все упирается в желание и  количество практики. В углубленный курс будет входить теория и практика по боевой магии. Возможно, профессор МакГонагалл проведет несколько теоретических и практических занятий, если найдет время.
Он переплел пальцы, рассматривая Бэддока с откровенным любопытством.
- Могу я поинтересоваться, что это за легенда и какую теорию вы собираетесь проверять, если для этого вам понадобилась книга из Запретной секции?
В целом, он не имел ничего против - Бэддок представлялся ему достаточно разумным молодым человеком, чтобы использовать знания во вред, но осторожность никогда не была лишней.

58

Малькольм заинтересованно подался вперёд.
— Видите ли, до этого я разговора я рассматривал использование трансфигурации в поединке… Эм-м, как бы точнее выразиться? Как вспомогательную функцию, к которой противник не будет готов. Вроде, превратить ветку под ногами в порожек или возвести ограждение из камней, трансфигурировать листья в лягушек или там мантию… кхм, у горла поправить.
Он представил, как плащ или мантия оборачивается питоном и поморщился.
— А, оказывается, можно с лёгкостью может превратить человека в дерево, как произнести “Люмос”. — Воодушевлённо продолжил он. — И я недооценивал возможности трансфигурации, потому что чары давались легче…
— Сэр, — к Малькольму вдруг пришла в голову ужасающая мысль. Он даже понизил голос, чтобы её озвучить: — А если дерево, который был человеком, срубить, волшебник умрёт? Восстановив дерево, не получится вернуть его обратно в изначальную форму живым?
В сказках, которые порой рассказывала ему бабушка, было множество гнусностей, которые совершали волшебники. Но, как правило, большинство случаев не имели ничего общего с реальностью. Их невозможно было  подкрепить фактами, ведь это сказки. Кстати, о них. Малькольм начал лихорадочно вспоминать что-нибудь подходящее, когда директор Снейп поинтересовался деталями.
— Это не совсем легенда, — начал он, удачно вспомнив про древнеирландский эпос. — Миф о целителе из народа Туат Де Дананн, Диане Мак Кехте. И о его детях — Миахе и Айрмед. Мак Кехт убивает своего сына за то, что тот нарушил законы природы и, воспользовавшись тёмной магией, вернул конечность магглу. И тогда сестра Миаха, Айрмед, пытается его воскресить, разложив травы по их свойствам, так как рассказал ей брат, потому что собиралась оживить его. Но Мак Кехт смешивает травы, чтобы не дать ей этого сделать. Чтобы ему не пришлось убивать и дочь.
Малькольм ненадолго замолчал, затем добавил.
— Мне интересно, насколько предложенный в мифе, которому больше пары тысяч лет, способ воскрешения человека отличается от более современного.
На самом деле он хотел узнать, необходимо ли принести жертву, чтобы связаться с духом умершего. Но директору не обязательно было об этом знать.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-21 10:44:59)

59

- Не с легкостью. Вы меня не слушайте, мистер Бэддок. Я сказал - вполне реально. Превращение возможно в относительно одушевленные и определенно живые предметы. К тому же, это не так просто, как наложить на противника обычные путы или оглушающее. Для того, чтобы превратить человека в неодушевленный предмет или заставить двигаться неживой, нужно быть мастером Транфигурации. На моей памяти лишь два человека могли это сделать - профессор Дамблдор и профессор МакГонагалл.
Читать лекции по Трансфигурации было для него вновинку. Сам он прибегал к ней лишь в бытовом ключе, отдавая предпочтение зельям или заклинаниям.
- Вряд ли вам удастся сломать дерево, мистер Бэддок, - сознание не покидает человека, когда вы обращаете его в животное или дерево. Он может сопротивляться влиянию изнутри и снять с себя заклятие. К тому же, при попытке причинить вред превращенному человеку вполне может случиться стихийный всплеск магии, который защитит его. Не говоря уже о ветке, которой дерево может хлестнуть вас по лицу.
Северус склонил голову набок, рассматривая Бэддока. Всего одна беседа с призаком - кто бы мог подумать?
- Думаю, профессор МакГонагалл лучше объяснит вам все тонкости. Ей будет приятен подобный интерес к ее предмету.
Он вздохнул, слушая объяснение Малькольма о легенде. Речь, по всей видимости, шла о банальном любопытстве и не имела ничего общего с занятиями или самообразованием.
- Не уверен, что вашего любопытства достаточно для получения допуска в Запретную Секцию.
Северус прищурился, всматриваясь в лицо Бэддока. Тот явно что-то недоговаривал.
- Могу я узнать откуда такой внезапный интерес к этой теме?

60

— Пусть не с лёгкостью, — кивнул Малькольм, — но если очень захотеть и тренироваться, то почему нет? В Реестр анимагов за двадцатый век вписано не так много имён, но это же не значит, что только очень немногим хватило бы способностей на то, чтобы стать анимагами. Если это действительно то, чего человек хочет достичь и ему это надо… — Он пожал плечами. — Сам бы я до идеи превратить человека в дерево никогда не дошёл — это не так уж гуманно — запереть человеческое сознание в растении и оставить его мучиться в этой форме, если он не сможет снять с себя заклинание сам. Это даже не животное, которое хотя бы способно двигаться. Меня просто смутило то, как мистер Коллинз об этом говорил. Для меня наложить на соперника оглушающее гораздо рациональнее, потому что быстрее и легче. Пока я смогу заколдовать мышь в камень, уже сам буду лежать оглушённым на полу. А для него, видимо, гуманность имеет первостепенное значение. Он против того, чтобы наносить противнику повреждения. Тем более, не совместимые с жизнью.
При упоминании профессора МакГонагалл, Малькольм замялся и отвёл взгляд, не зная, как ответить.
— Кажется, я уже исчерпал свой лимит вопросов у неё, сэр. — Он наклонил голову и потёр рукой шею. — Эм-м… Я хотел сам понять, каково это — с человеческим сознанием очутиться в другой форме, прежде, чем накладывать заклинание на крысу. Ну, чтобы убедиться, что та не перепугается насмерть. Что я не причиню ей вреда. Должно быть, профессор МакГонагалл сочла мою просьбу, превратить меня самого в предмет, слишком странной. В общем, я не думаю, что она сочтёт мой интерес к таким подробностям здоровым. И это не банальное любопытство, господин директор. Я хочу понять суть, разложить всё по полочкам так, чтобы стало понятно мне самому.
Малькольм вздохнул. Ему не хватало часов в сутки, чтобы учиться, выполнять задания, насущные дела и успевать узнавать всё, что хотелось, колдовать для себя, читать. Приходилось ещё спать. Он хотел бы иметь маховик времени… И того, чтобы до его интересов не было никому дела. Не признаваться же в самом деле директору в том, что ему нужны книги по некромантии? Тогда он точно спросит, зачем ему. Некромантия же не нормальное для подростка увлечение. А ему нужно было хотя бы приблизительно понять, что произойдёт. Потому что хотя решение мистера Олтвола поговорить с его предком было вполне логичным, но пугало. Малькольм совершенно ничего не знал о некромагии, никогда ей не интересовавшись. Где-то там, на задворках сознания, держалась нехорошая мысль о том, что всё не могло быть так просто. Что кусочка бумаги с его кровью может не хватить, чтобы вызвать дух, призванный в свидетели убийства собственных сыновей. Ему хотелось понять, во что он в самом деле ввязывается. И какие последствия решения заключить сделку лягут грузом на его плечи.
— Я всё ещё пытаюсь отыскать способ снять родовое проклятье, сэр. — Сказал почти правду. — Там, в волшебном варианте мифа, дочь тоже накладывает за убийство проклятье, но только отца, обрекая его на одиночество. Принцип наложения проклятья немного похож. Мак Кехт становится призраком после своей смерти, не имея возможности попасть в Долину Смерти очень долго. Но в итоге ему удаётся снять проклятье и освободиться. В тех книгах, что попадались мне с этой легендой, способ не то, что не объясняется, он даже не упоминается. Я надеялся найти ответ в книгах из Запретной секции.

Отредактировано Malcolm Baddok (2017-12-22 15:23:16)


Вы здесь » The Last » Настоящее » Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах