The Last

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах


Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах

Сообщений 61 страница 88 из 88

61

Так вот, зачем Бэддоку понадобилось в Запретную Секцию. Северус не знал, зачем Лорду тот понадобился, но, по всей видимости, это было связано с проклятием, раз Бэддок так рьяно взялся искать информацию о некромагических ритуалах. С трудом подавив усталый вздох, он выдвинул ящик стола и отыскал там стандартную форму допуска. Он все еще не был уверен в том, что эта информация не будет для Бэддока лишней, но раз уж тот уже пообщался с Лордом, глупо было прятать от него книги - существовала масса способов получить допуск, минуя его самого, или и вовсе без посещения библиотеки - ему ли было не знать.
- В Запретной секции содержится много опасных книг - не только своим содержанием, но и внешней защитой, - расписываясь на бланке и выставляя срок в неделю, произнес он. - Особенно, если это касается книг, содержащих подобного рода информацию. Будьте осторожны при выборе, мистер Бэддок.
Он пододвинул листок и вновь откинулся на спинку кресла.
- Что касается Транфигурации и мистер Коллинза. Думаю, ваше умозаключение не лишено смысла, но я хочу вам напомнить, что слова - это всего лишь слова. Сказать можно все, что угодно - вне зависимости о того, каким является ваше истинное мнение. Я бы советовал вам быть осторожнее и не верить первому впечатлению, каким бы благоприятным оно ни было.
Северус прищурился, вновь переплетая пальцы. Те слушались уже заметно лучше, чем вчера, но перчатки вряд ли стоило снимать до среды.
- К профессору МакГонагалл же нужно просто найти подход, - он усмехнулся забавности собственного высказывания в контексте сложившейся ситуации. - Достаточно дать ей понять, что эти вопросы вы задаете не ради того, чтобы придраться к ее предмету как таковому, а потому - что действительно желаете изучить его в совершенстве. Если же у нее не найдется времени - попросите список литературы, который мог бы вам помочь с этим вопросом. Уж в этом она вам точно не откажет.

62

— Да, господин директор, — кивнул Малькольм, забирая лист с разрешением. — Спасибо вам. Я буду осторожен. И я подумаю над вашими словами.
Допуск в Запретную секцию был всего на неделю. Как он собирался совместить поиски сведений о Мойре Дингалл и Маркусе Коллинзе с чтением книг по некромагии, и найти для всего этого время, тот ещё вопрос. Но как-нибудь извернётся. Если что, отдохнёт на лекции по Истории магии. Один раз можно.
Малькольм взглянул на руки профессора Снейпа и снова обратил внимание на то, что они были облачены в чёрные перчатки.
— Сэр, я надеюсь, вам не придётся носить их долго. — Он имел ввиду перчатки. И добавил искренне: — Пусть ваши руки скорее заживут.
Ещё он надеялся, что не обидел директора своим замечанием. Тот был сложным человеком, и Малькольм не был уверен, что тому понравится пожелание выздоровления. Он сам, например, чаще чувствовал неудобство, когда кто-то замечал его синяки или порезы.

63

Северус сдержал вздох и кивнул. Перчатки вряд ли могли кого-то обмануть, и тот факт, что ему приходилось принимать гостей в кабинете до полного выздоровления, его откровенно раздражал. Но других вариантов у него, к его величайшему сожалению, не было. Дела не могли подождать до тех пор, пока руки полностью восстановятся. Пожелание скорого выздоровления, которое должно было быть приятным знаком внимания к его персоне, вызвало только глухое раздражение к собственной слабости. Бэддок, конечно же, не мог об этом знать, но факт оставался фактом.
- Идите, мистер Бэддок.
Он пододвинул к себе бумаги и прищурился, всматриваясь в список ингредиентов для закупки, который - наконец-то - предоставил ему Слизнорт.
- Сообщайте, если появятся какие-то новости о призраках. Я постараюсь заглянуть на днях в гостиную лично.
можно было и не предупреждать, но, зная свой факультет, лучше было дать им возможность избежать неловкой ситуации.

64

Время: 9 сентября 1997 года, день
Место: Хогвартс, кабинет директора
Участники: Северус Снейп, Малькольм Бэддок

Тибериус, филин Бэддоков, вернулся с ответным письмом из дома слишком рано. Малькольм понял, что что-то не так, когда тот влетел в Большой зал за ужином и приземлился прямо на стол, чего никогда не делал. Он торопливо потянулся за конвертом, который Тибериус держал в клюве, игнорируя возмущение своих соседей по поводу поведения птицы. В конверте лежали записка и сложенный вчетверо лист. В записке было всего четыре слова, написанных размашистым, торопливым почерком Тайга.
Малькольма словно окутал липкий желтоватый туман, поглотивший заодно все звуки. “Возращайся домой. Отец умирает”. Оглушённый новостью, он просидел несколько секунд неподвижно, затем механически поднялся, скомкав записку в руке, прихватил со стола лист и вышел из-за стола. Тибериус расправил крылья, ухнул и перелетел к нему на предплечье. Малькольм поморщился — ощущать когти филина без перчатки, пусть даже через рукав мантии и пиджака из плотной ткани, было больно, но терпимо. На тот момент удобство было последним, что его волновало.
Пароль от башни директора подсказала ему мадам Помфри. Видимо, у него было слишком встревоженное лицо, потому что она не стала уточнять подробности.
И вот уже в третий раз за время обучения в Хогвартсе он стоял перед дверью директора собираясь просить отпустить его домой. Чтобы, возможно, попрощаться. Впопыхах он забыл отпустить Тибериуса, и теперь тот ворчливо ухал и переминался у Малькольма на предплечье, заставляя терпеть боль.
— Прости, приятель, — прошептал он, проведя свободной рукой по оперению, задевая кисточки на ушах. В другой руке он сжимал прошение, написанное всё тем же резким почерком Тайга.
— Сейчас я договорюсь и отпущу тебя, ладно?
Он несмело постучал в дверь и так же несмело вошёл, после короткого приглашения. В первый раз он буквально вбегал башню, во второй раз — оттягивал неизбежное как можно дольше и неохотно заходил в кабинет, уже представляя, что могло произойти дальше. Так же и теперь.
Его дядя, Уиллем Бэддок никогда не был простым человеком. Чтобы заслужить его уважение, нужно было прыгнуть выше своей головы, совершить что-то полезное. Всё, что не заслуживало его одобрения, он осуждал без права на помилование. У него были хорошие черты, но с возрастом они немного стёрлись, ушли куда-то глубоко. Вместо них ещё резче проявилась угрюмость, замкнутость и высокомерие. Остался суровый, требовательный человек, довлеющий над домашними, не дающий свободно вздохнуть никому, даже собственной жене. Упорно видевший в Малькольме неприемлемые, дурные черты и недостатки своего брата. И всё же… Малькольм боялся потерять дядю Уиллема. Боялся, словно дерево, которое должны вырвать из земли. Страх потери проник в его сердце, которое теперь бешено стучало.
— Добрый вечер, господин директор, — скомканно поздоровался он.
Хотя для него этот вечер отнюдь не был добрым.
Тибериус, заметив более удобную опору для себя, освободил его руку и перелетел на насест, где когда-то сидел феникс Фоукс.
— Простите, что мы так бесцеремонно…
Вместо дальнейших оправданий Малькольм просто протянул сложенный лист с прошением.
— Можно мне домой?

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-01-15 09:00:07)

65

Проводив взглядом птицу, Северус вздернул бровь и повернулся к Бэддоку. Тот выглядел смущенным и встревоженным. И если первое выражение появлялось на его лице часто, то второе явно свидетельствовало о том, что случилось нечто непредвиденное. Коротко кивнув в ответ на приветствие, он вопросительно вскинул брови, ожидая объяснения причины, по которой тот явился в его кабинет без приглашения и предупреждения. Она, впрочем, не заставила себя ждать.

"Профессору С.Снейпу, директору Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс

Прошу позволить мистеру Малькольму Бэддоку, учащегося четвёртого курса факультета Слизерин, временно покинуть школу в связи с ухудшившимся состоянием его дяди.

С уважением и признательностью,
Тайг, сын Уиллема Бэддока, хранителя долины Лох-Авих."


Пробежав прошение глазами, он задержался взглядом на строчке про дядю и, лишь прочитав ее еще раз, поднял глаза на Бэддока.
- Ваш дядя был болен, когда вы отправлялись в школу?
У него не было причин задерживать того в школе при таких обстоятельствах - тем более, при наличии прошения от родственников. Формально, конечно, тот не был его опекуном - насколько Северусу было известно, мать Бэддока была жива и здравствовала и документы подобного рода должна была предоставлять она, но Уиллем Бэддок являлся главой рода, а Малькольм, пусть и младшим, но все же его наследником.

66

Малькольм задумался, восстанавливая в памяти последний разговор с дядей. Отбрасывая негативный осадок, обиду и злость, сосредотачиваясь только на деталях.
Нет, всё было в порядке. Дядя злился и привычно упрекал его, но не испытывал боли или не казался уставшим.
Он перевёл взгляд на филина. Тибериус расправил крылья и устроился на насесте поудобнее, прикрыв глаза и смешно нахохлившись, — там ему явно понравилось. Отогнав от себя неприятное воспоминание, он снова посмотрел директору в глаза, чтобы ответить.
— Нет, сэр. Насколько мне известно, — добавил он и пояснил: — Мы виделись месяц назад и тогда он был вполне здоров. В письме, которое я получил из дома в субботу, ни о какой болезни не упоминалось.
Оба текста были написаны ровным почерком, описывали привычный круговорот жизни в Донброхе и содержали пару забавных наблюдений. Малькольм бы почувствовал, если бы что-то было не так. Точно понял бы.
— Так можно мне домой? Пожалуйста.

67

Ситуация была странная. Особенно любопытной она становилась, если учесть, что Лорд совсем недавно заинтересовался фамильным проклятием Бэддоков. Северус понимал, что даже без его участия, встреча с Малькольмом у того состоялась. Тем занятнее было совпадение.
- Да, конечно, - наконец, вынырнув из задумчивости, отозвался он.
Вытянув лист из под стопки бумаг, он коротко написал несколько слов и, поставив под всем этим размашистую подпись, вызвал домовика.
- Передай это профессору Слизнорту.
Когда домовик исчез, он вновь обратил свое внимание на Бэддока.
- Думаю, учитывая обстоятельства, вам лучше не ждать поезд. Воспользуетесь камином. Вам нужно время, чтобы собрать какие-то вещи?
Если подумать, сколько на того в последнее время свалилось, стоило, наверное, в будущем быть с ним помягче. Немного.

68

— Благодарю вас, сэр. — Он склонил голову, чувствуя признательность. Предложение воспользоваться камином было для него внезапным, но оказалось очень кстати. — Нет, мне не нужно собирать вещи. Я готов так, лишь бы скорее. И, — он кивнул на филина, — Тибериусу же можно отправиться домой через камин со мной? Или я должен вернуть его в школьную совятню?
Страх пробирался всё глубже, сковывая всё его существо, отнимая способность думать и внятно выражать свои мысли. Он вдруг понял, что боится очень многого: оказаться дома с опозданием,вновь ощутить потерю. Столкнуться с внутренним монстром — больше всего он опасался того, что причиной внезапной болезни дяди могла быть заключенная им, Малькольмом, сделка.
Тут он вспомнил о просьбе профессора Снейпа и потянулся за записной книжкой, что лежала у него в кармане. Найдя нужный разворот, он протянул её директору.
https://pp.userapi.com/c834402/v834402738/8553b/Azk0GWe2O_Y.jpg
— Справа заметки о призраке, появившемся в башне Гриффиндор. Простите, я не успел перенести их на чистый лист бумаги. Можете вырвать страницы или оставить книжку у себя на время. Я… Там нет ничего, только сказки… Сейчас она мне не понадобится.
Книжка не была наполнена и наполовину. Даже если большая часть записей была на гэльском, Малькольм не допускал и мысли, о том что профессор станет заглядывать на другие страницы.
— Леди-призрак представилась Элеонор Прайс. Профессору МакГонагалл её имя показалось знакомым, но она не может вспомнить, откуда и почему.
Сам того не понимая, Малькольм начал оттягивать момент отправления.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-01-16 07:51:25)

69

- Можете взять филина с собой.
Северус внимательно вчитался в записи, запоминая собранную Бэддоком информацию, и закрыл записную книжку, возвращая ее владельцу. После можно было детально изучить ее в Омуте памяти - сейчас у них были дела поважнее.
- Можете забрать, самое важное я запомнил.
Он поднялся из-за стола и взмахом палочки разблокировал камин. Незванные гости им были не нужны, поэтому он предпочитал закрывать его по мере необходимости от визитеров.
- Порох на каминной полке. Думаю, мне нужно объяснять вам, что следует делать.
Шанс, что Мальколь до эих пор ни разу не пользовался каминной сетью, был мизерным, поэтому стоило не опасаться неожиданностей. В ином случае, он взялся бы его сопроводить.
- Постарайтесь не задерживаться дольше необходимого.

70

Он кивнул, забирая записную книжку и пряча её в карман. Малькольму очень хотелось пообещать не задерживаться, ведь это означало бы, что с дядей все будет в порядке и он не погибнет из-за глупости собственного племянника. Мучительно улыбнувшись, он поднял левую руку и позвал Тибериуса.
— Ап!
Филин встрепенулся и неохотно слетел с насиженного места на подставленную руку. Даже ворчливо ухнул, выражая своё недовольство.
— Мы отправляемся домой, Тибериус, — пояснил ему Малькольм. Обернувшись к профессору Снейпу, он коротко поклонился.
— Спасибо, господин директор. Я… Очень признателен вам, сэр.
Он ступил в камин, взяв в руку летучий порох, и чётко произнёс:
— Новый Донброх, долина Лох-Авих.
Порох упал, взметнулось зелёное пламя, заставляя кабинет директора исчезнуть.

71

Время: 12 сентября 1997 года, утро
Место: Хогвартс, кабинет директора
Участники: Северус Снейп, Малькольм Бэддок

Остаться дома на выходных ему не удалось. Рано утром дядя получил ответ на свои письма, и велел ему собираться. Каждый должен был выполнять свою работу, а работа Малькольма состояла в том, чтобы хорошо учиться. Так что как бы ему не хотелось побыть дома подольше, убедиться, что всё хорошо, сделать это было нельзя.
Прощание вышло скомканным. Фейт, догадавшись, что он уезжает, схватила один из его ботинков и долго держала в стиснутых зубах, пока Тайг не прикрикнул на неё. После чего колли тихо заскулила, тыкаясь Малькольму в ладонь и травя душу. Было страшно теперь их всех оставлять, когда местоположение дома стало известно, а иллюзия невмешательства и безопасности исчезла окончательно. Из камина в “Трёх мётлах” он вышел, чувствуя смятение и горечь.
Хогвартс всё так же величаво возвышался над озером. К несчастью, атмосфера внутри не стала теплее или уютнее. Пароль от башни директора ему подсказала всё та же добродушная мадам Помфри. Малькольм не стал откладывать дело в долгий ящик, и поднялся в кабинет. Получив разрешение он вошёл и замер у входа.
— Доброе утро, господин директор. Прошу прощения, если прервал вас…  Я только зашёл сообщить о своём возвращении.

72

Новый день наступил слишком быстро. Несмотря на то, что по ощущением одиннадцатое сентября все еще не закончилось - этой ночью поспать ему не удалось, - время продолжало щелкать стрелками над ухом, напоминая, предостерегая, подгоняя. Его было мало - катастрофически. Зелье, которое должно было унести десятки жизней, мерно остывало в лаборатории, ожидая, пока его перельют по пузырькам. Сколько этих жизней уже было на его руках? Северус мрачно усмехнулся, выслушивая очередную порцию наставлений от Альбуса, когда снизу послышался мальчишеский голос, называющий горгулье пароль. Кого черт принес в такую рань? В последнее время, этот кабинет видел слишком много учеников. Нужно было это прекращать.
Северус отошел от портрета, обращая взгляд на дверь и бросая короткое "Войдите". Малькольм Бэддок. В последнее время он слишком часто видел и слышал эту фамилию. До того, что она уже сумела набить оскомину. Что ж, ему было даже на руку то, что Бэддок явился сам.
- Рад слышать, - мрачно отозвался он. - Судя по тому, что ваш дядя способен писать, он уже чувствует себя лучше?
Северус прищурился, окидывая Бэддока взглядом.
- Присаживайтесь, нам есть, о чем побеседовать, - сухо произнес он, кивая на стул для посетителей.

73

Кажется, зашёл он очень неудачно. Директор был весьма и весьма раздражён. Находился в мрачном расположении духа, язвил, как и дядя. Интересно, что же он такого написал в письме, что профессор Снейп решил побеседовать с ним снова лично, а не передал это дело декану? Или Слизнорт тоже захочет потом выпить с ним чай и провести назидательную беседу?
— Да, сэр, моему дяде стало значительно лучше. Этим утром он получил от вас ответ.
Малькольм спокойно опустился на предложенный стул — было очевидно, что ничего хорошего от этого разговора ждать не стоит. Взгляд в пол он опускать не стал, вместо этого прямо посмотрел в глаза директору. Он был виноват и это знал, скрывать вину или уходить от последствий своих поступков теперь было бы даже смешно, после того, что он понял за прошедшую неделю. Малькольм выровнил осанку и приготовился слушать.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-06 09:18:15)

74

Значительно лучше. Значит, Северус не зря сообщил Лорду об отъезде Бэддока, и это, вероятнее всего, как-то было связано с проклятием их семьи. Что было бы, сочти он это несущественным? Беседовал бы он сейчас с Малькольмом или отвечал на письмо с просьбой позволить тому остаться на похороны? Бесполезные рассуждения, которые никогда и никому не помогали. Он отбросил их за ненадобностью, как и вопросы о том, стоило ли избегать этого с самого начала, если в итоге он все равно оказался втянут в эту нелепую историю.
Северус отодвинул стул, устраиваясь напротив и внимательно посмотрел на Бэддока.
- Ваш дядя в своем письме сообщил мне прелюбопытнейшую новость о том, что в свой прошлый визит в Хогсмид вы, якобы, встретились с "известным преступником".
Он устроил руки на столе и переплел пальцы, не отрывая взгляда.
- Могу я полюбопытствовать, - язвительно продолжил он, - что это был за преступник и почему я узнал об этом только сейчас?

75

Интересно, в начале сентября мойры решили плести его нить иначе, и теперь его судьба — рассказывать нелепые для чужого уха истории? Знак того, что стоит отказаться от карьеры адвоката и стать собирателем и сочинителем сказок? Дамы и господа, представление начинается! Готовьтесь услышать новую невероятную и совершенно неправдивую историю Малькольма, сына Дэклана! В последнее время всё только на них и завязано: сказки, легенды, древние истории, призраки, мифы, озвученные под луной. И как-то очень часто он поднимается в кабинет профессора Снейпа в этом году.
“Встретились с "известным преступником". Замечательно… Как это теперь объяснить и чьё имя назвать? Дядя решил, что ему полезно будет выбраться из ещё одного нелепого положения? Для закрепления воспитательного эффекта? “... Я думал, что с тех пор, как ты ходил в начальную школу, уже не придется давать тебе такие советы, но все-таки…”
— Человек, с которым я заговорил в Хогсмиде, сэр, выглядел, говорил и даже использовал те же выражения, что и знакомый моего отца. Он заявил, что хочет получить один артефакт, принадлежавший моему отцу, я предложил ему обратиться напрямую к дяде. Он согласился, после чего мы мирно разошлись. На следующий день дяде внезапно стало плохо. Подробности того, что происходило в Донброхе, мне неизвестны, как и настоящее имя этого человека. Мне только рассказали, что тот знакомый давно считается пропавшим без вести.
Почти не солгал, только изменил детали... Только история прозвучало ещё хуже, чем правда. Но её же не расскажешь.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-06 23:23:40)

76

Правды он не ждал. Было бы глупо сообщать ее, учитывая обстоятельства. Но даже толика истины во всем этом нелепом объяснении не спасала ситуацию. Звучала она по-прежнему отвратительно неправдоподобно. Закрыть глаза на это значило признать себя идиотом, а этого Северус себе позволить не мог.
- Допустим, все было так как вы говорите, хотя от вашего рассказа за версту несет ложью, - Северус неприязненно вздернул верхнюю губу. - Но это не отвечает ни на один из заданных мной вопросов.
Он подался вперед, опираясь на локти и глядя на Бэддока с откровенным раздражением.
- Ваш дядя в своем письме явственно дал мне понять, что вы были в курсе того, с кем ведете беседу. Более того, он узнал об этой встрече от вас. Поэтому я повторю свои вопросы, надеясь, что вам хватит ума мне не лгать - что это был за преступник и почему вы не сообщили об этом сами?

77

Мгновенно покраснеть ушами и лицом — это про него. В этом году он только ко и делает, что краснеет от стыда. Меньше всего ему хотелось врать своему декану, но в данной ситуации выхода не было. Почему за три года обучения на факультете Слизерин он так и не научился лгать? Ситуация немного напоминала события прошлого года, только теперь речь шла не о его успеваемости, а в сокрытии данных, полезных для следствия, и пособничестве преступнику. Ведь Тот-Кого-Не-Называли был преступником. И формально — заключив соглашение, Малькольм вступил с ним в сговор. Извинениями он тоже не отделается. Итак, попытка импровизации номер два.
— Хорошо, я понял, что это преступник только под конец разговора. Он сказал не привлекать внимания, не болтать, хорошенько припугнул, и я не стал. Мы сошлись на том, что артефакт я всё равно из дома, находясь в Хогвартсе, достать не смогу, и он с этим согласился. Вот теперь это чистая правда, сэр.
Всё так и было — мистер Олтвол сразу решил, что ему лучше ничего не выпрашивать, а лишь интересоваться, и то только в письмах. Малькольм всё ещё был красный как рак, когда выкладывал это. Параллельно с этим он перебирал в голове имена из газетных статей, но ничего подходящего, как назло, не всплывало. В конце-концов, если дядя написал такое, то, наверное, рассчитывал, что директор догадается или поверит.
— Мордред Олтвол, сэр. Он велел не рассказывать никому о встрече и скрылся из Хогсмида сразу, как только мы договорили.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-08 06:36:02)

78

Мордред Олтвол. Северус медленно вдохнул, считая от нуля до десяти, чтобы успокоить злость, волной поднимающуюся к горлу. Определенно, сегодня было слишком много тонизирующего - от него раздражительность повышалась несоразмерно принятому. Анаграмма была слишком простая, чтобы обмануть даже подростка, не говоря уже об остальных.
- Вы видели, как он аппарировал?
Северус намерено понизил градус разговора, чтобы не сорваться, но со стороны это, вероятно, должно было звучать ледяным равнодушием. Отвратительно. С зельями, определенно, следовало повременить хотя бы пару дней. Кто бы еще дал ему больше времени в сутках, чтобы это было возможным?
- И проясните мне еще один момент, что именно в его поведении навело нас на мысль о том, что он преступник? Он вам угрожал? - Северус прищурился и склонил голову набок, рассматривая Малькольма с искренним любопытством. - Вы же понимаете, что в этом случае я буду обязан уведомить о произошедшем Отдел Магического Правопорядка?

79

Всё было далеко не в порядке - Малькольм никогда не видел его настолько рассерженным. От леденящего тона профессора Снейпа у него волосы на загривке встали дыбом, а ладони вспотели. Инстинктивно захотелось вжать голову в плечи.
Он посмотрел на свои колени и прикрыл на секунду глаза. Соврать и сказать, что он не знал, с кем разговаривал, он не мог. Но на то, чтобы произнести настоящее имя вслух он тоже не был способен. Ему не хотели верить дома, почему должны были поверить здесь? А если профессор понял, что это анаграмма, то почему не дал понять.
Малькольм глубоко вздохнул, глядя на него:
- Нет, сэр, мне не угрожали. Волшебника по имени Мордред Олтвол нет в списках разыскиваемых Авроратом, он не вёл себя как преступник, вам нет нужды сообщать в Отдел Магического Правопорядка.
Что сказать дальше, он не знал. Мысль о том, что следовало отрицать само понятие встречи “с известным преступником”, пришла слишком поздно. Малькольм замолчал, не ожидая ничего хорошего.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-14 07:47:17)

80

Северус на секунду прикрыл глаза, пытаясь успокоиться, но вышло из рук вон плохо, поэтому он неприятно улыбнулся, глядя в лицо Малькольма.
- И каким же из ваших слов, вы предлагаете мне верить, мистер Бэддок?
Он неприязненно вздернул верхнюю губу, опираясь на локти. Все это походило на бред сумасшедшего. Для полного абсурда, Малькольму не хватало только начать отрицать тот факт, что он вообще с кем-то встречался, а лучше и то, что он вообще ходил в Хогсмид.
- Вы так быстро меняете свое виденье данной ситуации, что впору начать за вами записывать, чтобы не упустить все детали, - язвительно отозвался он.
Раздражение уже сложно было сдержать. Оно нашло себе цель и объект, и теперь можно было только контролировать ее количество.
- У вас проблемы с памятью, мистер Бэддок? Будьте любезны рассказать, как все было. Перестаньте изображать из себя несправедливо обвиненную жертву допроса и не заставляйте меня тянуть из вас информацию клещами.

81

Казалось бы, покраснеть лицом ещё больше было невозможно, но у Малькольма получилось. Он только выдал:
— Я не изображаю жертву...
И замолчал. Потому, что на ум, кроме мычания и неумелых извинений, приходило разве что… попытка начать всё заново и завраться окончательно.Ничего другого толкового ему не приходило.
Раздражённый директор, чьи слова были прямо-таки пропитаны ядом, пугал его на данный момент куда больше, чем дядя Уиллем или все тёмные лорды вместе взятые. Он переживал теперь что больше не сможет вернуть доверие, а ещё репутацию честного человека, у которого с мозгами ещё не всё потеряно. Можно было бы наверное всё рассказать, но это прозвучало бы ещё большим бредом. “У вас проблемы с памятью, мистер Бэддок?” Нет, у него проблемы с соблюдением правил безопасности. А ещё с тем, чтобы изложить всё как было.
Малькольм не знал, что сказать. Он только хотел как лучше, хотел помочь своей семье, а получилось… Получилось ещё хуже, чем обычно. Ему стало физически тяжело продолжать смотреть на профессора Снейпа, и он опустил голову.
— Простите, что солгал вначале, — пробормотал он, ощущая к себе отвращение вдобавок к страху и стыду.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-14 07:46:50)

82

Если Бэддок считал, что не изображает из себя жертву, то он явно плохо себе представлял, как его поведение выглядит со стороны. Северус откинулся на спину стула, молча ожидая продолжения, которого, судя по всему, не планировалось. Теперь тот, по всей видимости, выбрал умалчивание в качестве стратегии.
- Я с трудом могу разобрать, где у вашей лжи начало, - больше с усталостью, чем с издевкой произнес Северус. - Не просвятите меня, что именно из вышесказанного я должен считать правдой, а что ложью?
Он недовольно скривил губы, рассматривая опустившего голову Малькольма со смесью злости и усталости.
- Или будете и дальше играть в молчанку?
Вся эта ситуация была отвратительно раздражающей. Хотелось закончить с ней как можно скорее.
- В любом случае, следуя указаниям вашего дяди, я исключил вас.. - он пододвинул к себе лист с края стола,  - из списка студентов, допущенных до посещения Хогсмида.
Он хмыкнул, окидывая Малькольма взглядом.
- Как только закончите с прежним взысканием - надеюсь, ваша память не настолько коротка, чтобы вытеснить тот факт, что вам ее назначали? - явитесь в мой кабинет, и я назначу вам следующее. Судя по всему у вас слишком много лишнего времени, которое вы неизменно тратите на то, чтобы нарушать школьные правила.

83

Чувство вины возвратилось к нему в полном объёме. Оно давило на горло, давило на плечи, не давая поднять взгляд выше. В голове Малькольма крутится только: “я не хотел…” Он не хотел очень многого: чтобы кто-то погибал, чтобы дяде было больно, чтобы родные оказались в опасности.
— Я не хотел лгать вам, правда, — выдал он в конце-концов. —  Мне просто сказали об этом не распространяться… Даже не думал до этого. Я не знал как…
С трудом он поднял голову, не зная как поступить дальше. Понимая, что директору нужны настоящие кусочки мозаики, чтобы сложить хоть какое-то представление картины. Внутри всё стало перекручиваться, искривляться. Его опора с треском рушится и он, кажется, начинает падать. Падать и падать, проваливаясь в непроглядную темноту.
— В Хогсмиде ко мне подошёл человек, представившийся Мордредом Олтволом, — заговорил он, перебарывая себя. — Ему нужна была вещь, принадлежащая моей семье. Я предложил ему обратиться к дяде Уиллему. Тогда он сказал, что давно сделал бы это, если бы располагал достаточным количеством времени. Но его предложение в первую очередь должно было заинтересовать меня — в обмен на вещь он предложил попробовать снять проклятье. Данную вещь я предоставить не мог, в силу того, что находился здесь, в Хогвартсе, поэтому снова предложил обратиться к дяде. На следующий день тому стало плохо.

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-16 19:32:33)

84

Это, по крайней мере, напоминало глоток свежего воздуха в мутном, непроглядном мареве лжи. Северус прищурился, всматриваясь в лицо Малькольма. Тот выглядел пристыженным и теперь, похоже, наконец, решился говорить правду. С этим уже можно было что-то делать.
- Допустим, - благосклонно отозвался он. - Судя по обеспокоенности вашего дяди, вы сочли это имя анаграммой. Были ли еще какие-либо признаки того, что перед вами находился именно тот, о ком вы подумали?
Он склонил голову набок, стараясь унять раздражение, которое все еще требовало говорить с Бэддоком в резком тоне. Сейчас причины для этого не было. Более того, нужно было не спугнуть внезапную откровенность.
- Угрозы, намеки, попытки действовать силой или принуждение?
Северус был уверен, что ничего подобного не было. Лорд был слишком умен, чтобы выдать свое истинное лицо настолько явно.
- Озабоченность вашего дяди безопасностью учеников и вашей в частности, заставляет меня увериться в том, что опасность, действительно, была, а не являлась плодом его или вашего воображения.

85

— Нет… Нет, сэр, он не угрожал и не давал мне каких-либо намёков, — честно ответил Малькольм. — Он был предельно терпелив. По тому, как он говорил, пояснял, как разбирал алгоритм наложения проклятья, вчитывался в мой перевод, уточнял каждую мелочь, можно было подумать, что он действительно разбирается в этой области и может помочь.
Он перешёл Рубикон, выложив большую часть сведений, и теперь говорить стало легче. Чувство вины не уходило — Малькольм выбит из колеи, раздавлен, — решил рассказать теперь и всё остальное. В третий раз не должно быть так… сложно.
— Я согласился достать для него эту вещь, когда будет возможность. Разобрав проклятье, мистер Олтвол сказал, что ему потребуется несколько капель моей крови — он хотел поговорить с духом моего предка. Я отдал её, — бесцветно закончил Малькольм. — О том, что моей крови может оказаться недостаточно для проведения сложного некромагического ритуала, дошло для меня уже после.
Он сложил руки перед собой и сглотнул.
— Пропуск в запретную секцию у вас я просил для того, чтобы узнать это. Убедиться. Кажется, я убил человека...

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-05-17 08:31:33)

86

- Не говорите глупостей. Вы никого не убивали. Более того, нет никаких доказательств того, что чья-то смерть вообще состоялась.
Он раздраженно выдохнул, потирая пальцами переносицу. Голова гудела от слишком большого количества информации за последние двенадцать часов. Нужно было выспаться, но времени на это у него, увы, не было.
- Думаю, в данном случае, мы обойдемся без привлечения Аврората.
Они рассмеялись бы ему в лицо, реши он заявить о подобном инциденте. Сплошные домыслы и ни одного факта.
- Толку от этого все равно не будет.
Северус посмотрел на Малькольма, пытаясь оценить, насколько тот вообще был напуган обсуждаемыми событиями. Похоже, имел место не столько страх, сколько чувство вины.
- Но я вынужден взять с вас обещание сообщать мне о любых подобных этой попытках связаться с вами с помощью писем или посредничества третьих лиц. Более того, вы будете находиться под пристальным вниманием декана до того момента, пока ситуация не разрешиться. Это ясно?

87

— Так… вы думаете, что жертву могли не принести? Могло получиться и так — только с моей кровью? Просто… что тогда пошло не так? Почему дяде внезапно стало плохо? — Опустошённо заговорил он. — Невозможно же с помощью чужой крови убить другого человека… Разве, что всех родственников разом, так? Или я ошибаюсь?
У него было столько вопросов, которые он не мог задать всю неделю, пока замышлял, читал и мучился от результатов собственного анализа произошедшего. Слова о том, что доказать убийство невозможно, не принесли ему никакого облегчения. Точно так же можно было предполагать обратное. И даже, если жертв не было, они могли бы быть.
— Да, сэр, ясно. — Хорошо, что директор не собирался привлекать Аврорат. — Даю вам слово сообщить, если со мной захотят связаться. И прошу прощения… за то, что не сказал сразу и пытался вам лгать.

88

- Некромагические ритуалы - это последнее, что я собираюсь обсуждать с учениками, мистер Бэддок, - раздраженно отозвался Северус. - Вашему дяде могло стать плохо по множеству причин, как связанных, так и не связанных с вашим неудачным знакомством.
Этот разговор оказался куда более выматывающим, чем можно было предположить изначально. И без того гудящая от мыслей голова теперь и вовсе угрожала лопнуть, а нужно было еще сварить хотя бы несколько зелий для тех, кто пострадает в ходе сегодняшней операции. Ордену, если те, конечно, воспримут всерьез его сообщение, помощь была не лишней.
- Я аннулирую ваш пропуск в Запретную Секцию, - мрачно выговорил он. - На этом можете быть свободны, мистер Бэддок.
Северус поднял взгляд, щурясь.
- И если вы думаете, что ваше признание и многократные извинения избавят вас от назначенной отработки, смею вас огорчить, ничего подобного. Явитесь в кабинет зельеварения во вторник - я найду чем вас занять.


Вы здесь » The Last » Настоящее » Об учебе, лояльности и неприятных сюрпризах