The Last

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Last » Прошлое » Рождественские каникулы


Рождественские каникулы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 26 декабря 1996
Место: Лондон, кафе Фортескью
Участники: Питер Мур, Арман Готье

2

Зима в этом году выдалась холодная, как ей и подобает быть: с пронизывающими ветрами, пробирающими до костей, метелью. Снег Армана всегда завораживал, особенно такой, как сейчас: падающий большими мягкими хлопьями на локоны волос, ресницы, бархатную ткань мантии.
Он кружился, иногда ударял в лицо, гонимый порывом ветра, касался щёк и тут же таял, превращаясь в лёгкие прохладные капельки.
Стояли рождественские каникулы, благословенное время. Готье очень любил его, и не только потому, что можно было сделать перерыв в учёбе; просто это был абсолютно волшебный период с самого его детства. Рождество сплачивало и сближало его небольшую семью, они собирались за большим столом, общались в светской манере, но с большим теплом (это была редкость), ели традиционную очень вкусную еду... Темнело рано, полутьму разгоняли ярко горящие жёлтыми светлячками свечи, а после ужина можно было долго лежать в тёплой, мягкой постели, глядя в окно на волшебный танец снежинок и думая обо всём.
Строго говоря, сегодня Арман бродил по Лондонским закоулкам не просто так. У его "просто так" была определённая цель: художник-любитель, он искал объект, чтобы запечатлеть его на бумаге. Не имело значения, что это будет: живая натура, архитектурная ли. Внутри у него горело желание творить, вдохновение окутывало всё его существо. В руке парень нёс плотно закрытые от снегопада плотные листы и пару мягких карандашей. Он мысленно ругал себя за то, что не стал надевать перчатки: вьюга усиливалась, пальцы, от природы тёплые, начинали коченеть, сначала побелели, а теперь были сухими и красными. Их ломило и жгло. Однако ради действительно хорошей зарисовки можно было перетерпеть многое.
Сегодня он не ожидал никого встретить, не рассчитывал на общение, подняв воротник, быстро шагал наедине со своими мыслями. Арман смотрел прямо перед собой, бегло рассматривая всё, что видел, своими тёмными глазами-стрижами.

3

Рождество. Прекрасная пора, от которой ребятишки приходили в восторг, а их родители сходили с ума, разрываясь между желанием осуществить мечты этих детишек и необходимостью сэкономить. Даже его всегда невозмутимая начальница впала в некое тревожное и ностальгическое состояние перед Сочельником: сначала устроила распродажу, затем выгнала всех из ателье, запретив возвращаться до окончания выходных. И если остальным было куда пойти, то Питера в этом году к рождественскому столу никто не ждал - родители отправились в морской круиз и он впервые на праздники оказался полностью предоставлен самому себе.
К Рождеству как празднику он относился с теплотой, хотя верующим не был от слова совсем. Как волшебнику, ему сложно было понять, почему, если Бог создал человека по своему подобию, то человек дожен признавать себя его рабом и вечно молить у него прощение за своё подобие. Как-то нелогично, жестоко. Вся история христианства казалось ему жестокой. Но волшебники почему-то продолжали праздновать христианские праздники. Так же и Питер - атеист, он любил Рождество за его атмосферу, за радость, за оживлённость на улицах. Но на этот раз много желающих пройтись по центру Лондона в такой холод не оказалось. Он усмехнулся сам себе, оказавшись в пустом переулке, быстро слепил снежок и по-мальчишески лихо бросил его в вывеску в виде котла. С вывески посыпался снег... прямо за шиворот одному несчастному. Когда он только успел тут появиться?
- Эй! - Он быстро шагнул навстречу пареньку. - Прости, не ожидал, что здесь кто-то появится.
Питер улыбнулся широчайшей улыбкой и чуть виновато пожал плечами, совсем не чувствуя смущение. Наоборот, в душе зародился задор, а ещё любопытство. Он вытащил палочку и нагло, без разрешения случайного пострадавшего, убрал с чужой мантии снег и тут же наложил согревающие чары. Смешной паренёк с удивительными глазами, но красным от холода носом, сжимал в обледеневших руках какие-то листы. И Питеру ужасно захотелось потрепать его по голове или укутать во что-то потеплее.
- Я Питер. Питер Мур, - он протянул руку для пожатия, хотя почему-то хотелось предложить парню локоть, таким странным он казался. - Давай, я угощу тебя чашкой горячего шоколада в качестве извинения? Или ты предпочитаешь кофе?
[NIC]Peter Moore[/NIC]
[STA]Искатель[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/8/12/3edd7a59d09822c0a50abcf7183c74ac-full.jpg[/AVA]
[SGN]Человеку нужен свет - не способность видеть, но познание, ибо мир хрупок и таит в себе множество разочарований, - человеку необходимо умение отыскивать прекрасное.[/SGN]

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-08-12 13:04:40)

4

Так уж устроена была жизнь - и подобные случаи происходили на каждом шагу - ни одного спокойного дня у Армана не было. Только он стремился побыть один, как кто-то приходил, звал, настойчиво увлекая в реальность с её хитросплетениями и новыми событиями.
Вот и сейчас случилось что-то из ряда вон выходящее, и вместе с тем закономерное. Сначала Арман подумал, что ему в голову прилетел снежок - интересно, что за дети могли тут баловаться? Потом почувствовал леденящее прикосновение снега сначала к шее, а через пару секунд - тонкую струйку ледяной влаги, стекающую вдоль позвоночника. Снег мгновенно таял, соприкасаясь с пылающим телом.
Парень разозлился. Сам он никогда бы так не сделал - он, всегда бесконечно заботящийся о спокойствии и благе других, часто даже в ущерб себе. В Хогвартсе он легко мог поделиться пергаментом, даже если у самого почти заканчивался, сам предлагал подвинуться или поменяться с кем-то местами. Возможно, со стороны это выглядело чересчур мягким поведением, недостойным будущего мужчины; возможно, так оно и было. Арман, как это закономерно для человеческого сознания, старался оправдать себя в собственных глазах: это забота, это любовь к ближнему своему - всё в духе Рождества.
Однако злоба поднялась и тугой змеёй обвила шею, еще пара секунд - и прорвётся поток грубых слов. Он резко обернулся к тому, кто столь бесцеремонно нарушил его творческий покой. Да, это был он - юноша. Арман кинул на него быстрый взгляд, и, будучи художником, мгновенно подметил мельчайшие черточки парня: тёмные волосы, глаза, линию улыбки, общую слаженность фигуры. Впечатление он производил приятное, радушное. Если бы не этот снег за шиворотом.
Этот парень, очевидно, ориентировался в различных ситуациях лучше и быстрее Готье, он, даже не спрашивая, быстро убрал снег и наложил согревающие чары. А когда ушел дискомфорт, ушла и злоба. Почти. Совсем немного отравляющего яда осело где-то на глубине его души - ненадолго, скоро исчезнет и он.
Арман качнул головой, улыбнулся уголками губ:
- Бывает. Думаю, ты не хотел.
Юноши обменялись рукопожатиями, рука Питера (так звали незнакомца) была гораздо теплее, чем у Армана.
- Меня зовут Арман.
Он осознанно не стал называть свою фамилию: не рассчитывал слишком уж сближаться с этим Питером. Одного было жалко - листов для рисунков, они совсем промокли, стали бугристыми - на таких рисовать - курам на смех.
Но как улыбался новый знакомый - мама дорогая.
"Ладно", - пронеслось у Армана в голове, - "Куплю новые". Всё-таки, человеческие отношения всегда важнее, чем какие-то вещи.
- В такую погоду хочется выпить чего-то покрепче, - с незнакомой для самого него наглостью произнёс Арман. Он всё улыбался и улыбался, никак не мог стать серьёзнее. Ситуация того и не требовала.

5

"Чего-то покрепче" - Питер рассмеялся и положил руки пояс. Парнишка всё-таки обиделся и решил бросить ему вызов.
- Покрепче? - Уточнил он с иронией. Не пряча усмешку в глазах, Питер намеренно сделал шаг вперёд и чуть наклонил голову, с интересом наболюдая за реакцией Армана. Что-то в нём было. Юное лицо, не ставший пока от невзгод жёстким взгляд, и вместе с тем отвага, сквозившая в каждой черте. Ещё настырность, с которой он пристально вглядывался в черты лица Питера.
- А не рановато ли тебе пить "что-то покрепче" сливочного пива, Арман?
Питеру понравилось то, как парень посмотрел на него в ответ. Высокий, красиво сложеный, с тонкими, почти женскими чертами лица, тот был чертовски привлекателен. И явно уже успел научиться отличать обычный взгляд, от того, в котором зарождается интерес. Дориан Грей, ещё не осознавший до конца своей привлекательности и её силу, зато способный находить её в других. Эх, если бы не возраст... Парень ведь явно был студентом Хогвартса, даже с его собственного факультета, если Питер правильно припоминал.
- На каком ты курсе сейчас?
Возраст, приличия, предубеждения... Если бы парень смог уловить его намёк, то, должно быть, постарался бы покинуть его общество как можно скорее. У каждого были свои границы, были они и у Питера. Он не собирался их преступать, но было бы интересно познаомиться и немного узнать этого странного юношу за чашкой кофе.
[NIC]Peter Moore[/NIC]
[STA]Искатель[/STA][NIC]Peter Moore[/NIC]
[STA]Искатель[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/8/12/3edd7a59d09822c0a50abcf7183c74ac-full.jpg[/AVA]
[SGN]Человеку нужен свет - не способность видеть, но познание, ибо мир хрупок и таит в себе множество разочарований, - человеку необходимо умение отыскивать прекрасное.[/SGN]

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-08-13 09:03:04)

6

Это было похоже на допрос. Вопросы сыпались один за другим, что свидетельствовало либо о недюжинном интересе собеседника, либо о его неумении строить диалог. Могло быть следствием и дурного воспитания. Впрочем, "дурное воспитание" - это явно было не про нового знакомого. Даже пока человек не открыл рот, многое о нём можно понять: по походке, по взгляду, улыбку, по тому, что привлекает внимание, на чём взгляд задерживается чуть дольше обычного...
Теперь можно было разглядывать Питера сколько захочется, диалог к этому располагал - вынужденный контакт глазами. Арман проигнорировал вопрос про сливочное пиво. "А не рано ли". Рано, конечно, он и сам об этом знал. Но юность ударяла в голову, и в таком возрасте легко получается нарушать догмы, позволять себе некоторые... безумства.
- На шестом. Рэйвенкло, - слова получились отрывистыми, сорвались с губ, и тут же их заглушил свист метели.
Вечерело, ветер только усиливался и не щадил никого: ни голые, будто нарисованные углём, деревья, ни животных, ни двух волшебников, столкнувшихся в этом переулке двадцать шестого декабря. Готье спрятался глубже в мантию, приподнял воротник, исподлобья снова взглянул на Питера.
"Симпатичный", - подумал он с какой-то детской симпатией, не имеющей ничего общего с вожделением и похотью. Он просто любовался чёрточками его лица с почти профессиональным интересом. "Вот кого я сегодня нарисую. Это то, что нужно".
- Ну что, зайдём куда-то? Здесь находиться становится просто невыносимо.
На этот раз порыв ветра кинул охапку сухого снега прямо ему в лицо. Снежинки осели на тёмных ресницах, кое-где подтаяли. Парень поморщился. Больше всего на свете ему сейчас хотелось оказаться в каком-нибудь тёплом месте.

7

Настойчивый, Арман без смущения спросил, не собираются ли они, наконец, куда-то пойти. Он снова усмехнулся - манеры юноши ему импонировали. Уверенный в себе, талантливый - юноша рассматривал его с каким-то профессиональным интересом. И тут Питер вспомнил его - мальчишку с младших курсов, с пытливым, изучающим взглядом и немного отрешённой манерой общения, так, словно окружающие интересовали лишь только с эстетической стороны как объекты для набросков. Одиночек, талантливых, но обособленных ребят, будущих открывателей и увлечённых исследователей на их факультете было предостаточно, но Готье выделялся и из их числа. Иначе бы Питер его не запомнил.
Он обратил внимание на его покрасневшие от холода руки, и вытащил из кармана мантии пару перчаток.
- Разумеется, пойдём. Хочешь пойти к Фортескью или в то место, где ещё ни разу не бывал?
Перчатки он протянул Арману, спокойно, словно они были близко знакомы.
- Возьми пока что. Твои руки совсем замёрзли.
Питер чувствовал лёгкое предвкушение. Он первым сделал шаг из переулка, с улыбкой посмотрев на Армана.
- Ты собирался что-то зарисовать? До того, как я как забросил в тебя снегом.
[NIC]Peter Moore[/NIC]
[STA]Искатель[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/8/12/3edd7a59d09822c0a50abcf7183c74ac-full.jpg[/AVA]
[SGN]Человеку нужен свет - не способность видеть, но познание, ибо мир хрупок и таит в себе множество разочарований, - человеку необходимо умение отыскивать прекрасное.[/SGN]

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-08-12 13:05:40)

8

Есть люди, с которыми вас всегда будет разделять пропасть - непреодолимая, по всей видимости, и, как ни старайся, ты не сможешь подобраться ближе. Не сможешь понять чужой мир и ценности, не сможешь до конца осознать, почему человек любит кофе, а не чай, определённые книги и музыкантов. И количеством пророненных слов тут ничего не изменить - всё равно расстояние остаётся как до Австралии. Это один сорт. А есть ещё - когда вы знакомы совсем немного, и уже пришла расслабленность, симпатия, расположение. И вот этот второй вид отношений возник между Арманом и Питером - свалился с неба, подобно той пригоршне снега, запорошил их обоих с ног до головы, синей извилистой нитью опутал запястья и щиколотки, привязывая друг к другу. На время? Навсегда? Бред, ничего не бывает "навсегда".
Арман уже не чувствовал скованности, всегда возникающей у него при новом знакомстве. Возможно, причиной тому были согревающие чары. Они, подобно кружке какого-нибудь горячего наваристого напитка, располагали друг к другу и создавали ощущение близости... семейности?
Парень, конечно, не узнал Питера. Это было странно, ведь память у Готье была хорошая, если не сказать - отличная, он легко запоминал лица, имена, фамилии, и часто видел знакомых издалека, самым первым уведомляя, что вот, N идёт. И люди с удивлением смотрели в сторону, куда показывал Арман, убеждаясь - да, идёт, но разве он самый? И да, это оказывался именно тот человек.
Питер протягивал ему перчатки, заметил, как замёрзли руки. Готье не хотел их брать, тем более, что кафе и прочие заведения тут были на каждом шагу - надеть перчатки на пару минут? Да бросьте. Но хотелось быть вежливым.
- Да, можно в "Фортескью", - он пожал плечами, улыбнувшись одними уголками губ, принял перчатки из рук Питера и сжал в правой руке - ну ни в какую не хотел их надевать. И не наденет.
"Ты собирался что-то зарисовать?"
Что-то. Кого-то.
- Тогда - нет. А вот сейчас решил, что буду рисовать. Тебя. - фраза прозвучала нагло, и это рассмешило Армана, он издал тихий смешок, сверкнув глазами на своего собеседника.
В его сердце прыгали и наталкивались друг на друга смешинки, вызванные такой вот встречей, спонтанной, но приятной чертовски.
Парень уже заметил вывеску кафе неподалеку, она светилась размытым желтоватым огнём сквозь плотную белую стену маленьких снежинок, выполняющих любой каприз ветра.

9

Удивительно, но Арман, кажется, не чувствовал себя в его обществе скованно. Наоборот, он спокойно взял из его перчатки и пошёл рядом. Питеру странным образом захотелось приобнять его - такой замёрший, но упрямый вид у него был. Снежинки не успевали таять на его волосах, а поднятый воротник едва ли спасал от пронизывающего ветра. 
— Расскажи, как там Хогвартс? Как профессор Флитвик?
Питер выпустился из школы два с половиной года назад. Почти сразу же он попал подмастерьем в ателье мадам Малкин. Водоворот событий, выполнения срочных заказов, обучение портновскому делу с зачаровыванием деталей поглотил его с головой, заставив забыть о школьных забавах и большинстве увлечений. Он всё ещё иногда летал на метле, тренировал тело, но больше не так усердно: карьере квиддичного охотника и архивариуса он предпочёл работу в ателье. На книги тоже оставалось немного сил, на встречи с друзьями - и того меньше. Шло время, весна очень быстро сменялась летом, а осень - зимой. Иногда Питер вспоминал Хогвартс с теплотой, но теперь он казался почему-то маленьким и тихим по сравнению с его нынешней насыщенной жизнью в Косом переулке. Оттого встреча с софакультетником оказалась приятным и неожиданным рождественским подарком: помимо всего прочего, ему ужасно захотелось узнать, как там, в большом замке.
На замечание Армана о том, что, а точнее - кого он будет рисовать, Питер рассмеялся.
— Тогда кафе Флориана Фортескью не самое лучшее место для практики. Там всегда слишком многолюдно и шумно. — Он с задорным любопытством оглядел шестикурсника. — Что-то мне подсказывает, что даже если я не дам тебе своего разрешения, ты всё равно сделаешь наброски.[NIC]Peter Moore[/NIC][STA]Искатель[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/8/12/3edd7a59d09822c0a50abcf7183c74ac-full.jpg[/AVA]
[SGN]Человеку нужен свет - не способность видеть, но познание, ибо мир хрупок и таит в себе множество разочарований, - человеку необходимо умение отыскивать прекрасное[/SGN]

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-08-13 09:01:51)

10

Они всё же сдвинулись с места, направились куда-то вперёд, по направлению к кафе - наверное, сами до конца не знали, куда точно идут, но шли со спешкой - два парня, плечом к плечу, как две чёрные птицы. Что и говорить - чёрными были не только их мантии, но и почти всё вокруг: сумерки опустились на город меньше чем за полчаса, их разбавляли только фонари и неоновые огоньки вывесок. В темноте Арману было ещё комфортнее: ночь всегда приносила некую философскую расслабленность, а иногда - вот как сегодня - и жажду новых ощущений и впечатлений.
То, что каждый день находится рядом с нами, уже не кажется чем-то ценным и особенным. Да, Хогвартс был домом Армана, тёплым местом в его душе, по нему он скучал жарким летом, но сейчас, когда он жил там каждый день... Ну, Хогвартс и Хогвартс. Когда-нибудь, через лет пять, может быть, и Готье попадёт в эту ловушку ностальгии по прошлому, но этого ещё надо дождаться. Что касается преподавателей... Арман ни к кому не испытывал особой симпатии, а вот уважение - ко всем. Он преклонялся перед собранностью Минервы Макгонагалл, мощью и строгостью профессора Снейпа. Да и профессор Флитвик Арману нравился - своим дружелюбием и какой-то заземлённостью, что ли. В хорошем смысле этого слова.
- Кажется, хорошо. Но раньше было спокойнее. - ему не очень хотелось делиться своими догадками насчёт будущего Хогвартса в частности и волшебного мира вообще. Тёмный Лорд.. возвращался. - И профессор Флитвик, уверен, точно такой же, каким ты его запомнил. Не подумай, что мне всё равно, - Арман виновато улыбнулся, глядя куда-то себе под ноги; меньше всего ему хотелось производить впечатление равнодушного человека, - просто всё это уже примелькалось. Но я понимаю, ты ностальгируешь. - сдержанная улыбка.
А вот про рисунки ему поговорить хотелось. Это была благодатная и всегда радующая тема. Он не понимал, хочет Питер или нет остаться запечатлённым в его альбоме.
- А насчёт рисунков... Ну, что да, то да. Я... запомню тебя. - прозвучало слишком многозначно, двусмысленно, явно не по-дружески. Арман сам испугался этой нотки в своих речах, но больше всего опасался, что это отпугнёт Питера. Готье всё ещё не испытывал к нему симпатии как к мужчине; сама природа такого влечения пока оставалась для него загадкой и запретом, он даже не думал о том, что мог бы влюбиться в кого-то, кроме девушки. Что ему мог понравиться.. парень. Наверное, так оно и происходит. Мы не выбираем. У нас не остаётся выбора.
- Да ладно, пошли к Фортескью. Пошли, пошли. - он осмелился и потянул Питера за рукав. Через несколько мгновений они уже приблизились к входу в заведение и стояли так близко, что их рукава касались друг друга. Это вызывало неловкость (Боже, опять!), ёкающее чувство в сердце. Опасная близость. Опасная.

11

“Раньше было спокойнее,” — Питер с грустью подумал о том же. Значит, в Хогвартсе тоже происходили изменения. Он помнил Косой переулок, полный покупателей, встечавшихся здесь пар и знакомых, случайных зевак, новичков, только что попавших волшебный мир и с восхищением глазевших по сторонам. Бурлящий жизнью поток посетителей сменился… редкими прогулками — “вылазками по необходимости”. Люди стали осторожнее, раздражительнее и по сторонам поглядывали больше с опаской, чем с интересом. Никому не хотелось встретить здесь случайно сбежавших из Азкабана узников. Или нарваться на неприятности. Часть лавок и вовсе позакрывалась.
Настроение сменилось и в мастерской мадам Малкин. Теперь Питер в обязательном порядке накладывал защитные чары на ткань — почти каждый клиент хотел обезопасить себя как можно больше. В мантию вшивался добрый десяток карманов для пузырьков, амулетов и способных отвлечь внимание безделушек, крой стал намного проще. Даже костюмы и дамские платья на заказ шились теперь не без секрета. Огромной популярностью стали пользоваться ножны для палочек, закреплявшиеся на руке. Сложные же головные уборы наоборот потеряли спрос. В жизни волшебников постепенно прокрадывался страх и боязнь за свою жизнь и жизни своих близких.
Он сам не заметил, как нахмурился  лицо и помрачнел. Рождественское веселье медленно спало. Да, кажется он действительно ностальгировал. Но не столько по Хогвартсу, сколько по былым беспечным временам. Но его собеседник не хотел говорить о школе и о чём-либо печальном сегодня. Глаза Армана загорелись особым огнём, когда тот упомянул про рисунок, и Питер не смог не ответить на это улыбкой. Окончательно же юноша отвлёк его от мрачных рассуждений, потянув за собой за рукав, заставив сильно удивиться: так смело. Арман невозмутимо подтолкнул его, продолжил держать за руку на пути к кафе. Питер невольно усмехнулся. Так ли был прав он относительно того, что парень ещё не осознал силы своей привлекательности? И не кокетство ли  звучало в его голосе? Что же, в эту игру можно играть вдвоём. С лёгким наклоном головы он открыл дверь, пропуская Армана внутрь, а после отодвинул для него стул. Сам сел напротив, усмехаясь и рассматривая юношу.
— Так что тебе заказать? — Спросил он, когда Арман снял верхнюю одежду и устроился поудобнее.[NIC]Peter Moore[/NIC][STA]Искатель[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/8/12/3edd7a59d09822c0a50abcf7183c74ac-full.jpg[/AVA]
[SGN]Человеку нужен свет - не способность видеть, но познание, ибо мир хрупок и таит в себе множество разочарований, - человеку необходимо умение отыскивать прекрасное[/SGN]

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-08-15 23:11:42)

12

Они нашли какой-то уголок, отдалённый от большого количества людей, сели. Арман быстро осмотрел кафе, в нём он ни разу не бывал; это было шумное место, предназначенное для любого контингента посетителей, однако слишком обеспеченные люди всё же сюда не заходили. Была практически полная посадка, оно и понятно: каникулы. Парень заметил стайку девочек, оживлённо щебечущих за столиком, двух мужчин, что-то спокойно и тихо обсуждавших, они так близко наклонились друг к другу, как давние любовники; идиллию разбивали лишь их чересчур строгие и отстранённые взгляды. Толпы студентов на каникулах, и разговоры-разговоры-разговоры. "А ты слышал..?", "Говорят, что..", "Пару дней назад я разговаривал с.." - ну и так далее. Пустая болтовня, так необходимая каждому человеку.
Меню выглядело потрёпанным, Арман пролистал пару страниц без особого интереса, просто чтобы поглядеть на шрифт и изображения. Как он и ожидал, особого вкуса от хозяев кафе ждать не приходилось, всё было оформлено просто, на скорую руку, да и те наименования блюд, что ему удалось зацепить взглядом, были без изысканий.
- Сливочное пиво. Давай? - он взглянул на Питера и поразился тому, какая перемена произошла на лице нового знакомца. Было видно, что какие-то мысли причиняют ему боль и тревогу. Мысли про Хогвартс. Про то, как всё изменилось. Слишком громкий смех на улицах заставлял людей в недоумении оборачиваться, поглазеть - кто смеет веселиться в такое время? Было очевидно, что Питера тревожили мысли именно такого толка, неспроста же он спрашивал про Хогвартс... Но Арман мог только догадываться. Сам он всем своим существом был отстранён от происходивших событий, от всего мира - внутри себя он находил нечто гораздо более интересное, а ещё там был грот, куда можно было уйти, укрыться ото всех и развести тёплый, ласкающий руки огонь. Готье до конца ещё не верил, что Тёмный Лорд может и в самом деле вернуться, что разразится война, что ему придётся принимать в ней участие, встать на какую-то сторону, отказавшись от привычного нейтралитета. Он гнал от себя эти мысли до поры до времени, и отчасти это было здравым решением: как разразится, тогда и потолкуем. Нечего засорять себе мозги домыслами и фантазиями.
Питер уже снова повеселел, даже улыбался, но всё равно отпечаток былых раздумий бросал тень на его лицо. Арман, желая успокоить, как-то согреть парня, сказал:
- Я понимаю, что тебя тревожит. Но какие-то события неизбежны. Неизбежны. - он внимательно посмотрел в тёмные глаза собеседника, стараясь уловить оттенок хоть какой-то эмоции и отклика, - Но мы не должны поддаваться всеобщему смятению. Иначе - конец. - пауза, - Известно: всего темней перед рассветом.
Арман до конца не знал, понимает ли его Питер. Это заставляло нервничать, а, если Готье нервничал, он всё время начинал делать суетливые движения: то волосы потрогает, то вещи свои. Никогда не мог скрыть волнения. Вот и сейчас юный рэйвенкловец достал-таки свои листы для набросков, наложил на них чары, чтобы просушить, и положил один перед собой, избегая смотреть на Питера. Неловкий и тяжёлый получался разговор.

Отредактировано Arman Gautier (2018-08-14 17:18:50)

13

Похоже, парень не бывал в этом кафе ни разу — настолько не заинтересовало его место, да и меню заведения. Или не знал, что здесь подают самые лучшие десерты и волшебное мороженое в Лондоне, да и во всей Англии. Питер думал ему заказать кофе с ванильными пузырьками, с шапкой молочной пеной, усыпанной корицей и шоколадной стружкой, но Арман зачем-то решил заказать в знаменитой кондитерской сливочного пива. Спрятав усмешку, он передал пожелание юноши, и вскоре официант уже принёс бокал пива и большую кружку горячего шоколада для самого Питера.
Интересно, — думал он, пока наблюдал за тем, как тот уладывает руки на стол, — отсутствие интереса Армана заключалось в незамысловатости интерьера и простоте меню? Слишком притязателен как художник? Или десертам предпочитает пиво и "что-то покрепче". На то, что Питер отодвинул для него стул, тоже не обратил внимания. Привычен или просто не обратил внимание, посчитав мелочью?
Похоже, что просто не заметил — последовавшая сразу за мыслью внезапная попытка его поддержать,
удивила, затем заставила улыбнуться. А Арман от этого только занервничал ещё больше.
— Эй, всё в порядке, — он протянул руку и мягко положил её на предплечье Армана. Смелый парень, оказавшись с ним так близко в закрытом помещении, вдруг стал говорить тише и начал постепенно замыкаться в себе.
Питер успокаивающе улыбнулся и немного сжал предплечье.
— Тебе достаточно света здесь, чтобы рисовать? Кстати, ты пока не рассказал мне, что именно нравится тебе зарисовывать. Что тебе интересно?
Он убрал руку и откинулся на спинку стула, чтобы дать Арману больше свободного пространства. [NIC]Peter Moore[/NIC][STA]Искатель[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/8/12/3edd7a59d09822c0a50abcf7183c74ac-full.jpg[/AVA]
[SGN]Человеку нужен свет - не способность видеть, но познание, ибо мир хрупок и таит в себе множество разочарований, - человеку необходимо умение отыскивать прекрасное[/SGN]

Отредактировано Malcolm Baddok (2018-08-15 23:11:59)

14

Было очевидно, что Питер хотел простого, приятного разговора, а не вот этого вот всего - заумных мыслей, тоски в глазах, страданий - всего, что было так присуще Арману. А потом этот парень тронул его за плечо. Простым, полным спокойствия, движением - как будто всегда так и делал, касался его, чтобы успокоить. Готье хотел этого и не хотел: он вздрогнул от прикосновений, посмотрел сначала на руку, потом прямо в глаза Питеру. Он чувствовал, что между ними устанавливаются не просто приятельские, дружеские отношения двух молодых людей; он понимал, что ходит по краю, что нужно либо поддаться, либо прямо сейчас дать понять, что такое.. исключено.
Однако его симпатию Питер завоевал. От этого случайного прикосновения по телу пробежали мелкие мурашки (хорошо, что это было незаметно). Арман надеялся, что этим всё и ограничится: страшно подумать, как бы его трясло от объятий... Он ведь был совсем юным мальчиком, жаждал любви и всего нового, но, как только понимал, что мечта вот-вот сбудется, стремился от неё отказаться. Что может быть страшнее, чем то, когда ты понимаешь, что твои грёзы вот-вот станут реальностью.
Он не мог быть с ним груб и холоден, просто не мог. Арман не желал выглядеть взволнованным подростком, которым, по сути, и был. Он выпрямился (так его и кидало от одного состояния к другому - часть натуры, ничего не поделаешь), пригубил свой напиток, и ответил, смакуя каждое слово, максимально медленно - обычно он тараторил:
- Обычно рисую людей. Мне нравится наблюдать, как играют мышцы, какие плавные изгибы. Не интересуюсь ничем идеальным - люблю худобу, полноту, старость и юность. Ты не против? - он кивнул сначала на Питера, потом на пустой листок, который достал и положил перед собой минутами раньше.
Арман интересовался, не против ли Питер, что тот начнёт его рисовать. Юноша достал остро заточенный карандаш, склонился к листу и поставил маленькую чёрную точку в районе центра. Потом поднял взгляд и вопросительно взглянул на своего спутника.


Вы здесь » The Last » Прошлое » Рождественские каникулы